Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №14, Октябрь 2008
« Вернуться к журналу  

Ставка на хоббитов
Новая Зеландия и Голливуд
 
Голливудская кинотрилогия «Властелин колец», воспевшая природные красоты Новой Зеландии, продолжает подпитку туриндустрии этого отдаленного от нас уголка Земли. Поток отдыхающих, устремившихся со всех концов света в «страну Толкиена», продолжает расти. Людям хочется своими глазами увидеть нерукотворные декорации к знаменитой киноэпопее. Восхититься грозной красотой вулканического региона в окрестностях горы Руапеху, где Саурон выковал свое апокалипсическое золотое Кольцо Всевластия. Побывать в Мордоре (Национальный парк Тонгариро), посмотреть на Бруиненский брод (река Эрроу), волшебный лес Ривенделл (заповедник Каитоке), на поля жестоких сражений с силами зла в окрестностях Куинстауна. Походить по застывшим зеленым волнам холмов Матамата теми же тропками,  что и хоббиты. Кстати, на ферме Генри Горна до сих пор можно полюбоваться «жилищами хоббитов» и вывеской "Добро пожаловать в Хоббитон".
 
Алхимия Монетного двора
Увлечение толкиенизмом поддерживается в Новой Зеландии на самом высоком, правительственном уровне. Ведь оно приносит стране немалые деньги, а коммерческая мотивация, как известно, просто чудеса творит. Выигрывает и частный сектор, и госбюджет. Монетный двор Новой Зеландии, в частности, едва успевает чеканить официальные дензнаки с изображениями различных персонажей толкиеновской саги, которые стали одним из самых вожделенных туристами сувениров. 
Начав  в 2003 году с пятидесятицентовой монеты, запечатлевшей доброго мага Гэндальфа в его широкополой шляпе, с бородой и посохом - сыгравший его британский актер, сэр Йан МакКеллен пришел от такого подарка в полный восторг,  новозеландцы к сегодняшнему дню уже напрессовали более 20 видов толкиен-пятидесятицентовиков и с полдюжины вариантов коллекционных золотых монет. Всего запланировано выпустить 48 монет различного дизайна в честь персонажей и волшебных атрибутов фильма.
А тут еще подоспел новый и тоже эпического размаха блокбастер, в значительной степени отснятый на новозеландской натуре - "Хроники Нарнии". Он пошел в «валютную серию», в монеты из чистого серебра «четыре девятки», плакированные 24-каратным золотом.
Продолжая разрабатывать кинематографическую «золотую жилу»,  Новая Зеландия почтила своим вниманием и отечественную «холмсиаду». Первая из четырех серебряных монет этой  серии посвящена, естественно,  Шерлоку Холмсу в исполнении Василия Ливанова в фильме «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Остальные три  - картинам «Смертельная схватка» (1980, по рассказу «Последнее дело Холмса»), «Собака Баскервилей» (1981) и «Сокровища Агры» (1983, по рассказу «Знак четырёх»). На всех монетах изображаются  Шерлок Холмс и доктор Ватсон (Виталий Соломин), плюс на последних трех - профессор Джеймс Мориарти из «Смертельной схватки» (Виктор Евграфов), сэр Генри Баскервиль (Никита Михалков) и  мисс Морстон (Екатерина Зинченко) из «Сокровищ Агры».
Эти коллекционные монеты, кстати,  рассчитаны в первую очередь не на российских, а на британских и австралийских туристов – больших поклонников нашей конандойловской киноэпопеи, считающих,  что Василий Ливанов  - лучший Шерлок Холмс всех времен и народов. Конечно, и отечественных нумизматов обижать не стали: в отделениях  Сбербанка России этот набор из четырех монет в подарочном футляре (номинал каждой – всего два новозеландских доллара) предлагают приобрести за  6,5 тысяч рублей.
 
Отели вместо банков
Еще несколько лет назад в столичном Веллингтоне и в самом крупном городе страны Окленде (он служил столицей до 1865 года) отмечался дефицит четырех- и пятизвездных гостиниц. Теперь на волне «хоббитомании» сюда устремились многие международные гостиничные сети, в первую очередь те, что  специализируются на обустройстве отелей  повышенной  комфортности. Результаты не заставили себя ждать. Если пятизвездных объектов размещения  все еще не хватает, то «твердых четверок» теперь -  сколько угодно. А новозеландская «четверка» дорогого стоит.
«Бланкет-Бэй» 5* в Куинстауне в текущем году признан лучшим курортным отелем Новой Зеландии по версии World Travel Awards («Оскар» туристической индустрии).  Годом ранее его также отметили как один из самых лучших в мире за кулинарные заслуги (внесен в первые строчки «Золотого списка» Conde Nast Traveller 2007)  и великолепный сервис (телеканал «Дискавери»).
«У нас нередко и маг Гэндальф отдыхает,- с гордостью говорит Филипп Дженкинс, главный менеджер «Бланкет-Бэй», имея в виду актера  Йана МакКеллена. – В разгар сезона заполняемость стопроцентная. Да и в межсезонье постояльцев хватает». Даже в самый низкий сезон номера сдаются как минимум за тысячу новозеландских долларов в сутки ($740).
Титулов «Наиболее посещаемый отель Новой Зеландии» и «Лучший городской отель Новой Зеландии», по решению руководства национальной туристической индустрии, в прошлом году удостоился The Langham Hotel в Окленде - крупный пятизвездный комплекс на 410 номеров семи категорий. Здесь пять ресторанов и баров, отличный оздоровительный комплекс, подогреваемый бассейн под открытым небом. Гостям охотно сдают в аренду лимузины, принадлежащие отелю.
Гостиницы сети Langham вот уже более 140 лет культивируют британскую традицию послеобеденного чая, которую лондонский  Langham в 1865 году одним из первых на берегах Туманного Альбиона  предложил своим гостям. Каждый год, 10 июня во всех отелях Langham по всему миру можно отведать традиционный британский чай по ценам 1865 года: за 1 шиллинг и 6 пенсов, или их эквивалент в пересчете на местную валюту. Россиянину, таким образом, чашка такого чая с набором  пирожных и сэндвичей обойдется в  9 рублей.
Огромный популярностью у туристов пользуется также внешне непритязательный отель «Брайн Бору» в небольшом городке Темз неподалеку от Окленда. Его хозяйка  Барбара Дойл придумала для своих постояльцев «игру в убийство» в стиле Агаты Кристи. Как и положено в драматической завязке, весьма правдоподобно инсценируется убийство, как правило, на глазах у нескольких гостей. Затем всех постояльцев начинают  допрашивать настоящие полицейские и дознаватели, следствие ведется и протокольно оформляется по всем правилам. В то же время каждый из гостей делает ставку, пытаясь угадать истинного «злодея» из числа постояльцев или обслуживающего персонала гостиницы. Победитель получает приз в 400 новозеландских долларов ($296).
Самым уединенным отелем страны провозглашен открытый в конце прошлого года курортный комплекс в заливе Хок (Северный остров). Его построили на месте овцеводческой фермы, окруженной зелеными пастбищами и виноградными плантациями. Это историческое место: в 1769 году на берега бухты высаживался легендарный мореплаватель, капитан Джеймс Кук.
Гостиницу стилизовали под  обычные фермерские домики, они ничем не выделяются из окружающего пейзажа. Из окон центрального комплекса  и «фермерских» коттеджей открывается потрясающий вид на океанский простор. Внутри «фермерские домики» таковые отнюдь не напоминают:  высокие потолки,  просторные спальные комнаты, хайтековские ванные,  уютные камины.
Отдых здесь по душе не только любителям морских прогулок и сельского уединения:  рядом с отелем – гигантский гольф-комплекс с десятками прекрасно ухоженных спортивных полей. Спроектировал его самый известный в Новой Зеландии  гольф-архитектор Том Доук.
Гостиничная сеть Accor в 2010 году собирается открыть в Окленде  отель бренда Pullman, который активно позиционируется как высокоэкологичный: обустраивая такие гостиницы, стараются использовать исключительно натуральные материалы, строительные отходы полностью утилизируют.
Пока во всем мире насчитывается всего 12 отелей Pullman.  Семь находятся во Франции (Париж, Тулуза и Марсель), два - в Германии (Кёльн и Дортмунд), по одному - в Бельгии (Брюссель), Таиланде (Бангкок) и Китае (Дунгуань). В ближайшее время к ним прибавится австралийский  Pullman Sydney Olympic Park на 212 номеров.
Новозеландский Pullman Auckland на 290 номеров встанет по очень известному в городе адресу: на этом месте ранее возвышалось здание Резервного банка страны.  Теперь здесь будут хранить не золотые слитки и пачки банкнот, а спокойствие и комфорт отдыхающих.
С точки зрения откровенной роскоши все новозеландские отели вскоре грозит затмить Hingarae,  который возводится как  часть «шестизвездного» курортного комплекса на берегу озера Таупо (Северный  остров). Он,  конечно, предназначен только для очень богатых постояльцев: каждый из 28 супер-номеров занимает площадь 2153 кв. метров. Окна открываются на все четыре стороны света, в зависимости от настроения  из  них можно любоваться  и гладким синим стеклом озера Таупо, и сплошным зеленым пологом, в который завернуты окружающие холмы, и заснеженными вершинами величественных гор на более отдаленном плане.   Созерцание прекрасных пейзажей акцентировано особо: вмонтированную в пол специальную дисковую платформу с диванами можно разворачивать, при желании, то к экранам телевизоров, то к окнам. 
Поскольку территория комплекса весьма обширна, гости передвигаются по ней на электрокарах. По первому требованию им предоставят и полноприводные автомобили для путешествий по окрестностям, и даже вызовут вертолет. Каждый гость получает также постоянное членство в Jack Nicklaus' Kinloch Golf Club и действующий в течение всего зимнего сезона абонемент на услуги близлежащего горнолыжного курорта Уакапапа.
 
Готовь  лыжи летом
Курорт Уакапапа – одна из наиболее популярных горнолыжных зон Северного острова, расположенная вокруг склонов грозного вулкана Руапеху. Парадокс заключается в том, что, находясь в тропической зоне, Новая Зеландия сумела использовать уникальность своего рельефа для  организации первоклассных горнолыжных курортов международного класса. Есть регионы, где при желании с интервалом в 40-60 минут можно и в океанских волнах понырять, и лихо промчаться на лыжах по снегу.
На западном склоне вулкана расположился самый крупный горнолыжный курорт  страны – Факапапа. Здесь около 40 трасс различной категории сложности с перепадами  высот до 675 метров. Курорт обслуживают свыше 20 подъемников, сезон длится с июня по начало ноября.
Чуть раньше, в октябре закрывает сезон горнолыжный курорт Туроа на южном склоне вулкана Руапеху. Он считается  вторым по величине, перепад высот на его трассах даже круче – до  720 м. Здесь созданы особенно благоприятные условия для  сноубординга. 
Для новичков предпочтительнее выбрать лыжную станцию Тукино на восточном склоне вулкана. Она небольшая - занимает всего  19 гектаров, местные склоны  примечательно пологие. 
Уакапапа среди этих горнолыжных центров наиболее универсален, на любые вкусы и предпочтения. С прошлого года его новой достопримечательностью стал первый в стране отель-иглу. Он  расположен на высоте 2290 метров над уровнем моря и состоит из трех спальных помещений, рассчитанных на размещение девяти гостей. Суточный тариф – 299 местных долларов  (около $222)  на человека или 499 ($370) – на двоих. Очень демократичный, если сравнить с аналогичного рода услугами в альпийских странах – Австрии и Швейцарии.
Еще одной новинкой прошлого сезона стал  самый быстрый и протяженный в Южном полушарии кресельный подъемник. Он заменил сразу три старых (кресла у него шестиместные) и сократил время в пути с тридцати до четырех с половиной минут, в три раза увеличив пропускную способность «лифтов на вершину».
Динамика роста у горнолыжных курортов зоны Руапеху просто ошеломляющая: 250 тысяч туристов в 2005 г., свыше 300 тысяч – в 2006, около 360 тыс. – в прошлом сезоне. При таких темпах к 2010 году зона выйдет на полумиллионную отметку.
Руапеху могуч, но не одинок. На западном побережье острова Северный, на восточном склоне горы Эгмонт (маорийцы зовут ее Таранаки – «Скользящий пик») высотой 2518 метров) расположилась популярная горнолыжная станция Мунгануи.
На горнолыжных склонах Южного острова зимний сезон начинается раньше, но и заканчивается быстрее. Самым фешенебельным горнолыжным курортом там считается  Хатт в 124 км от Крайстчерча: 10 подъемников, 20 трасс, перепад высот - 655 метров. Сезон - с мая по октябрь. Неподалеку - лыжные центры Метвин,  Добсон, Фокс-Пик и Охау, причем, последний очень популярен у  сноубордистов. Менее кучно, веером в разные стороны от Крайстчерча  расположились горнолыжные курорты  Крейджиберн (самая высокая точка 1811 метров, перепад высот - 503 метра, три подъемника), Броукен-Ривер (соответственно 1783 и 360 метров, четыре подъемника), Чизмен (1844 и 263 метра, три подъемника), Маунт-Олимпус (2069 и 800 метров, пять подъемников) и Портер-Хайтс (950 и 610 метров, шесть подъемников).
Целое созвездие горнолыжных курортов сосредоточено также вокруг Кингстона. Наиболее популярен в этой зоне  Ремаркэблз (24 км от города, 2000 и 400 метров, 32 трассы, пять подъемников), за ним идут Кардрона, Кон и Уэиорау-Нордик. Новенький Коронет-Пик «подкрался» вплотную к  Кингстону – 10 км (1650 и 450 метров, 8 подъемников).
В 100 км от знаменитого на весь мир винодельческого центра Бленем – лыжный курорт Рэйнбоу. А в 160 км от Бленема - ультрасовременная лыжная станция Маунт-Лайфорд с перепадом высот до 500 метров  и  36 трассами всех категорий сложности. Курорт очень хорошо спланирован, славится своей богемной жизнью, словом – «новозеландский Куршевель». Там замечательный каток и прекрасное поле для игры в зимний гольф.
На восточном побережье Южного острова, в 17 км от Хамнер-Спрингса  - лыжная станция Амури с 14 трассами на высотах от 1769 до 1200 метров, три подъемника. Курорт  Темпл-Бассин  расположился на территории национального парка Артурс-Пасс. Он поменьше, перепад высот 417 метров, зато  сделаны специальные трассы для фристайла.
Впрочем, все они бледнеют перед растущей и крепнущей славой Требл-Коуна («Тройной вершины») -  крупнейшего горнолыжного курорта Южного острова и, несомненно, самого  спортивного. Он за последние годы превратился в тренировочную базу  многих национальных команд, принимающих участие в ежегодно разыгрываемом Кубке мира.  «Звезды» слалома и скоростного спуска из США, Канады, Франции, Германии, Австрии и других стран собираются здесь, чтобы не потерять спортивную форму именно летом, когда в Южном полушарии, в отличие от Северного, царит зима. «Тот факт, что две трети  лучших горнолыжников-мужчин тренируются каждый год  в Требл-Коун, говорит о качестве наших склонов и высоком уровне обслуживания», - считает спортивный директор курорта Гюнтер Биргманн.
Тренировки заезжих «суперзвезд» проходят ежедневно на специально подготовленном склоне с 6 до 10 утра. Четвертый сезон подряд Требл-Коун предлагает специальные экскурсии для тех, кто хотел бы посмотреть на тренировочные спуски знаменитых спортсменов. Экскурсии проводят с 8 до 9 утра.
 
В погоне за адреналином
«Фродо-туризмом» и горнолыжными курортами привлекательность страны не исчерпывается. Трекинг, палаточный туризм и все виды экскурсионного отдыха на лоне природы - это уже не новость. А вот то, что Новая Зеландия стремительно превращается в мировой центр экстремальных спортивных развлечений - тенденция современная.
Любители «адреналиновых инъекций» тяготеют в своих развлечениях к городу Куинстаун на Южном острове, который местные СМИ окрестили «игровой площадкой нации», «столицей приключений» и «столицей безумцев». По их оценкам, сюда ежегодно съезжаются со всего света сотни тысяч экстремалов.
Опасный рафтинг, каякинг и каньонинг по окрестным горным рекам, дельтапланеризм и прыжки с парашютом со скал  воспринимаются здесь как своего рода «разминка» к более захватывающим аттракционам. Так же как и  bungy jumping, попросту говоря – «тарзанка», которая считается местным изобретением. «Тарзанку» практикуют повсюду: в Окленде, например,  чуть ли не каждый день прыгают  головой вниз даже в центре города, с телебашни. Но в Куинстауне предлагают самые опасные варианты: прыжки в каньоны с высоты от 30 до 400 метров, с низко летящих вертолетов, в жерло потухшего вулкана…
Традиционное принято максимально усложнять. Коль скалолазание - так головой вниз. Вместо картинга - гонки на их вариантах с огромными колесами, что превращает машины в настоящие ATV (all terraine venichles), то есть - во вседорожники. Кэйринг – передвижение по пещерам – многие турфирмы предлагают осуществлять по подземным озерам и рекам на надувных лодках и плотах.
Среди сравнительно новых экстремальных видов – «уотербаг» (water bug – «водомерка»), зорб и «приманочный дайвинг». 
В первом случае спортсмен надевает на тело спасательный жилет, на голову – каску, ложится на «доску»  (на самом деле это нечто вроде коротких пластмассовых санок) и начинает сплавляться на этом снаряде по  бурной реке. Движения его в относительно спокойной воде  напоминают скользящие шаги клопа-водомерки. Но вот на порогах и стремнинах его начинает мотать и трепать так, что выглядит он скорее как мотылек, угодивший  в блендер.
Зорб – это большой пластиковый шар с дополнительной второй сферой внутри. Экстремал залезает во внутреннюю «камеру», его там пристегивают за пояс, руки и ноги, как на хирургическом столе, зорг герметично закрывают, а потом резким толчком отправляют вниз  по склону горы. Зорб летит вниз с огромной скоростью, совершает на выступающих камнях и других неровностях гигантские прыжки. Пассажира при этом вращает внутри во всех мыслимых плоскостях, словом – запредельные ощущения. Опять-таки для усложнения задачи желающим еще и наливают в зорб воду: не так  много, чтобы он ухитрился в ней захлебнуться, но вполне достаточно, чтобы его вовсю поливало по ходу «скоростного спуска».
«Приманочный дайвинг» технически несложен, зато точно не для слабонервных. Аквалангист влезает в стальную клетку, клетку опускают за борт в «прикормленное» место – и добро пожаловать на рандеву с белыми акулами-людоедами.
Сергей СВИСТУНОВ
 
 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72