Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №14, Октябрь 2008
« Вернуться к журналу  

Феномен австралийских анклавов
Суверенитет как инструмент туристического маркетинга
 
Многие полагают, что карликовые страны со всеми атрибутами большой государственности – флагом, гербом, гражданством, собственной валютой и почтовой службой - встречаются только в старой доброй Европе. Например, княжество Себорга  в горах Северной Италии, которое занимает площадь 15 квадратных километров, зато вправе заявить о себе как о старейшей в мире конституционной монархии - с 954 года. Но, оказывается, подобного рода исторические анахронизмы встречаются и в других уголках земли. Даже в популярной у путешественников Австралии.
Из фермеров в монархи
Княжество провинции Хатт-Ривер (таково официальное название этого самопровозглашенного анклава), общая площадь которого не превышает 75 квадратных километров,  в следующем году собирается с помпой отпраздновать свое 40-летие.  Находится оно в западной части Австралии, в 595 км к северу от города Перт. Мини-государство Хатт-Ривер сегодня считается одной из главных туристических достопримечательностей этой части Зеленого континента. Но зародилось оно совершенно по другому поводу - не по коммерческому расчету, а как символ протеста и борьбы с несправедливостью.
В 1969 году правительство штата Западная Австралия ввело новые, непосильные для многих фермеров квоты на выращивание пшеницы. Многие из них разорились, были вынуждены продать свои земли. Но вот семья Леонарда Джорджа Кесли, глава которой имел юридическое образование, отличался крайне крутым и независимым нравом, с таким уделом смириться не пожелала. Британское право в основном прецедентное. А среди первых колонистов, как известно, превалировали те, кто приехал на край земли в кандалах, во исполнение уголовных приговоров. Так что  юридическая предыстория освоения этих земель изобиловала массой неординарных способов решения имущественных споров и утверждения прав на частную собственность. К тому же семья Кесли владела этими сельхозугодиями свыше двух столетий. Словом, не вдаваясь в лабиринты сложных переплетений крючкотворных юридических норм, на которые опирался Леонард Кесли, скажем, что он ухитрился весьма умело интерпретировать местные  законы таким образом, что вроде бы его  семейство действительно имеет право отделиться от остальной Австралии и сформировать собственное  правительство. Что и было сделано разгневанным фермером, который 21 апреля  1970 года провозгласил создание независимого государства, а себя назначил  Его Королевским Высочеством принцем Леонардом.
Самопровозглашенное княжество вызвало огромное любопытство австралийцев, которые стали толпами приезжать в Хатт-Ривер, чтобы полюбоваться на экзотический флаг и герб диковинной страны,  поговорить с «Его Высочеством стариной Кесли», потусоваться на загородных пикниках на зеленых полях княжества, поглощая центнеры нежной ягнятины, копченого опоссума и паштета из страуса эму под крепкое местное пиво.
Дальше – больше. «Князь Кесли» смекнул, что на призрачном суверенитете можно сделать очень даже  реальные деньги. Самыми популярными и прибыльными сувенирами стали денежные знаки княжества Хатт-Ривер: первые банкноты выпустили в 1974 году, монеты - в 1976 году. Вслед за введением денежной единицы последовало учреждение собственной паспортно-иммиграционной, а также почтовой службы, началась эмиссия марок и другого филателистического материала. С легкой руки нумизматов и филателистов в «большой мир» стали просачиваться какие-то отрывочные сведения об очень далеком и в высшей степени загадочном мини-государстве. Семья Кесли стала зарабатывать так, как ей и не снилось во времена аграрного бизнеса. «Мой монетный двор качает деньги, как высокодебитная нефтяная скважина», - гордо заявлял журналистам принц Леонард.
Кстати, о монетном дворе. Изготовлял банкноты и чеканил монеты для хатт-риверского казначейства канадский монетный двор Ломбардо,  учреждение официальное, изготовляющее деньги для многих государств «третьего мира».
С валютными курсами и котировками «князья Кесли» мудрить не стали: хатт-риверский доллар приравняли к австралийскому, да и дело с концом. На территории мини-государства за местную валюту можно купить и сувениры, и марки. А вот сами деньги, особенно коллекционного качества - золотые и серебряные монеты категории пруф - можно приобрести лишь за полновесные австралийские и американские доллары.
В 1979 году хатт-риверцы решили отказаться от чеканки простых разменных монет и занялись исключительно эмиссиями намного более  прибыльных памятных монет из драгоценных металлов. Новым местом их чеканки стал монетный двор Нью-Куинсленд в США.
Бизнес настолько разросся, что для дальнейшего управления им потребовались услуги профессионального финансиста. С начала 1980-х годов главными коммерческими операциями княжества Хатт-Ривер  стал заниматься бизнесмен Кевин Гейл, которого одарили статусом и титулом  регента. Гейл оказался пробивным дельцом,  монеты Хатт-Ривер стали  активно продвигаться на нумизматические рынки многих стран,  особенно североамериканский. Количество и разнообразие выпускаемых монет стремительно росло.
Но, как это нередко случается, коммерческий успех какого-либо начинания становится и причиной повышенного к нему интереса фискальных и контролирующих органов. В 1995 году почтовая служба США повела решительное наступление на нумизматические и филателистические материалы княжества Хатт-Ривер.  Она обратилась в суд на одного из крупных дилеров с требованием прекратить рекламировать монеты Хатт-Ривер на том основании, что денежные знаки «непризнанного правительством США мини-государства не являются законным платежным средством». Суд поддержал иск почтовой службы. А тут еще Кевин Гейл скоропостижно скончался.
В результате монетный двор Нью-Куинсленд прекратил выпускать деньги австралийского княжества. Лишь в 2000 году, по случаю 30-летия провозглашения независимости, ему удалось  небольшим тиражом выпустить золотые стодолларовые монеты. Отчеканили их на государственном Монетном дворе Австралии. С тех пор новые монеты не чеканились, что, впрочем, повысило коллекционную ценность старых выпусков.
Клубничная и англофильская  Бумбунга
История «суверенной провинции Бумбунга» не менее примечательна. Провозгласил ее независимость 29 марта 1976 года некий Алекс Брэкстоун, человек неординарной судьбы и большой изобретательности. Сначала он объехал практически весь континент, работая дрессировщиком обезьян в бродячем цирке. Потом подался шахтером на урановые рудники. Собрав кое-какие средства, переквалифицировался, наконец,  в фермеры.
Однако оседлая и размеренная жизнь показалась пресноватой для предприимчивого Алекса. Вот он и провозгласил четыре гектара своих клубничных полей на юге страны, в восьми километрах от городка Лохьел и 137 километрах к северо-востоку от Аделаиды, «независимым от Австралии суверенным государством». Причем, выбрал для этого акта весьма специфический политический момент, умело разыграв патриотическую карту.
Пятью месяцами ранее, в ноябре 1975 года произошло беспрецедентное в истории Австралии событие: британский генерал-губернатор Джон Керр, действуя в качестве официального представителя британской королевы Елизаветы II, отправил в отставку социал-демократическое правительство премьер-министра Уитлэма. Разразился политический кризис, в результате которого в австралийском обществе стали нарастать настроения в пользу более независимого курса страны по отношению к ее далекой метрополии. Брэкстоун, заявивший о себе как убежденный монархист, объяснил свои сепаратистские действия желанием «противостоять тревожным республиканским поползновениям и встать на защиту исконных прав британской короны».  «Этот крохотный кусочек Австралии под моим управлением навеки останется частью Британской империи», - заявил Алекс средствам массовой информации.
Губернатор Брэкстоун  тоже пошел по пути максимальной эксплуатации туристского потенциала Бумбунги в этом весьма отдаленном от традиционных экскурсионных маршрутов «крокодильем углу». А название маленькой, но очень гордой страны, говорят, имеет цирковые корни: якобы так звали любимую некогда Брэкстоуном обезьянку-шимпанзе.
Для начала сэр Алекс  придал своим клубничным полям географические очертания Британских островов, исключив, правда, «по техническим причинам», Северную Ирландию. Идея состояла в том, чтобы сделать из Бумбунги общенациональный центр для проведения свадебных церемоний в чисто английском стиле. Он даже выписал из Великобритании целые тонны земли из разных графств, чтобы участники церемоний бракосочетания могли ностальгически  сыпать ею в разные стороны по ходу протокольных событий.
Затея эта, однако, сорвалась: таможенная служба Австралии не впустила контейнеры с землей по соображениям фитосанитарного контроля. А вскоре грянула небывалая засуха, и все 50 тысяч клубничных кустов Бумбунги погибли.
Следующим турпроектом Брэкстоуна стал филателистический. В этой сфере он, наконец-то, преуспел.  Первая же эмиссия марок разошлась как горячие пирожки. С 1980 по 1987 год  Бумбунга выпустила 15 серий марок. Главная их тематика – монархическая: изображения королевы и других членов правящей династии. Другие популярные темы – борьба с распространением ядерного оружия и поддержка гуманитарных ценностей.
Но с 1987 года начал хромать и этот бизнес: новые федеральные и местные поправки к законам об инвестициях и по налоговому обложению   значительно снизили его доходность. В 1999 году Брэкстоуна привлекли к суду за нелегальное владение огнестрельным оружием. И никакие ссылки на «губернаторский иммунитет» ему не помогли. В результате глава правительства Бумбунги экспатриировался в Соединенное Королевство и больше носа не показывает в Австралию.
Впрочем, сам проект в бозе не почил, доверенные лица от имени Брэкстоуна продолжают активно эксплуатировать его рекреационный потенциал. А он таки испытывает  оживление: многие туристы покупают экскурсию на «бывшие клубничные поля Бумбунги». Тем более, что волею судьбы они оказались в тесном соседстве с процветающими винокурнями графства Клэр.
Гостей Бумбунги удобно размещают на ночь в  уютном гольф-отеле Clare Country Club (44 номера)  на берегу тихого озера Инчикин (спа-центр, сауны, теннисные корты, бильярдные, водяные велосипеды  и другие условия для активного и комфортного отдыха).  Ресторан гостиницы предлагает традиционную австралийскую кухню и обширную карту великолепных вин этого региона. Другой отель,  Inn Clare Central, расположился в двух километрах от винокурни Кнэппстейн и сделан в «сельском стиле». Здесь работают изысканный ресторан Treloars и большой открытый бассейн с морской водой.
Сергей СВИСТУНОВ
 
Невероятно, но факт.
Если российского туриста занесет в Княжество провинции Хатт-Ривер, он вполне может рассчитывать если уж не на помощь, то, по крайней мере, на встречу с официальным представителем  российской общественной организации Международный Демидовский фонд (МДФ). В 1999 году в рамках кампании по «учреждению зарубежных представительств МДФ» было основано таковое и в провинции Хатт-Ривер. Представительство открыли 18 октября 1999 года, а возглавил его гражданин России и резидент княжества Хатт-Ривер некто С.О. Коновалов, о чем Демидовский фонд был официально уведомлен с вручением специального сертификата министерства иностранных дел княжества Хатт Ривер от 2 ноября того же года.
Первоочередная задача представительства формулируется так: «Установление контактов с общественными организациями Австралии и потомками рода Демидовых, проживающими на ее территории».

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72