Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №6, Май 2008
« Вернуться к журналу  

Размер имеет значение
Согласно статье 17.2 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (в редакции п.3 ст. 2 Закона № 12-ФЗ от 05.02.2007) на период с 01.06.2007 по 01.06.2008 были утверждены следующие размеры финансового обеспечения:
– для туроператоров, осуществляющих деятельность в сфере международного туризма, а также работающих одновременно в сфере внутреннего и международного туризма, - 5 млн руб.;
– для туроператоров, занимающихся только внутренним туризмом, – 500 тыс. руб.
С 01.06.2008 для туроператоров в сфере международного туризма суммы финансового обеспечения увеличиваются до 10 млн руб. (п. 2 ст. 2 Закона № 12-ФЗ).
У туроператоров, оформивших договор страхования или банковскую гарантию 01.06.2007 с момента вступления в силу данного требования законодательства, срок действия договора заканчивается 01.06.2008 (если он не был заключен на срок более года). Согласно ст. 17.3 Закона № 132-ФЗ финансовое обеспечение на новый срок должно быть получено не позднее трех месяцев до истечения срока действующего финансового обеспечения. Таким образом, уже с 1 марта 2008 г. туроператоры должны иметь финансовую гарантию на новый срок.
 
Обратите внимание клиента
Есть ли у туроператора новая фингарантия?
Законом об основах туристской деятельности закреплен принцип непрерывности финансового обеспечения деятельности туроператоров (абз. 1 ст. 17.1, ст. 17.2, абз. 2 ст. 17.3, абз. 22 ст. 17.5). В то же время абз. 19 ст. 17.5 ограничивает срок предъявления требования к страховщику о страховой выплате периодом действия финансового обеспечения. Это значит, что те туристы, которые приобрели тур у компании, намеренной завершить свою деятельность или признанной после этого банкротом, и у которых действующий договор страхования их ответственности заканчивается в это же время, рискуют ничего не получить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения страхователем или турагентом условий договора о реализации туристского продукта, поскольку такие компании, не будут продлевать финансовое обеспечение на новый срок.
Кроме того, в абз. 2 ст. 17.3 содержится указание на то, что заключенный на новый срок договор страхования вступает в действие со дня, следующего за днем истечения срока действия договора страхования или банковской гарантии, но лишь при условии, что туроператор оплатил страховые услуги в установленные страховым договором сроки. Такая формулировка может также привести к нарушению принципа непрерывности, поскольку оплата может быть произведена с просрочкой уплаты.
Был ли умысел?
Закон об основах туристской деятельности устанавливает (абз. 6 ст. 17.6), что страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла туроператора. Однако данное положение явно противоречит ч. 1 п. 1 ст. 963 ГК РФ, где, напротив, говорится о том, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, когда страховое событие наступило вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Закон об основах туристской деятельности в этой части противоречит и норме ч. 2 п. 1 ст. 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", которая, как уже подчеркивалось, предусматривает, что событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности.
Напомним, что в иерархической системе нормативно-правовых актов РФ первое место занимает Конституция, второе – кодексы, и только третье – законы, положения которых не должны противоречить Конституции и кодексу. Хотя Закон об основах туристской деятельности и содержит правило о приоритете этого законодательного акта в части регулирования договора страхования ответственности туроператоров, однако в силу п. 2 ст. 3 ГК РФ базовым законом для страхования служит прежде всего глава 48 ГК РФ и общие положения Гражданского кодекса.
Следует подчеркнуть, что предумышленное банкротство или криминальное прекращение деятельности – это уголовные преступления. В силу п. 1 ст. 928 ГК РФ страховать противоправные интересы нельзя. Такие договоры ничтожны. Поэтому если доказан факт умысла со стороны оператора, турист, скорее всего, не получит никакого возмещения, не- смотря на требования Закона об основах туристской деятельности.
В таком же ключе видит иерархию норм, регулирующих туристскую деятельность, включая финансовое обеспечение, и Федеральная служба по надзору в сфере защиты потребителя и благополучия человека (Роспотребнадзор). В разъяснениях "Об особенностях правоприменительной практики, связанной с обеспечением защиты прав потребителей в сфере туристического обслуживания», утвержденных Письмом Минздравсоцразвития России от 31 августа 2007 г. № 0100/8935-07-32, указывается, что правовое регулирование отношений, связанных с предоставлением туристских услуг, осуществляется ГК РФ, Законом об основах туристской деятельности, Законом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 О защите прав потребителей, Правилами оказания услуг по реализации туристского продукта, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 18 июля 2007 г. № 452.
Что является существенным нарушением условий договора? Кто отвечает за перевозку пассажира?
К существенным нарушениям туроператором договора о реализации туристского продукта относятся:
1) неисполнение обязательств по оказанию туристу и (или) иному заказчику входящих в туристский продукт услуг по перевозке и (или) размещению;
2) наличие в туристском продукте существенных недостатков, включая серьезные нарушения требований к качеству и безопасности туристского продукта.
Однако в нормативных актах и разъяснениях по-прежнему отсутствуют объективные критерии определения существенности.
Остается открытым и вопрос о том, что именно входит в понятие неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств туроператором. Основная проблема связана с тем, отвечает ли туроператор за недостатки перевозки туриста или нет. Судебная практика возлагает ответственность за задержку рейсов и некачественное обслуживание пассажиров на перевозчиков. Такая же позиция выражена в Разъяснениях Роспотребнадзора. В п. 8 этого документа говорится, что согласно законодательству о железнодорожном и воздушном транспорте ответственность за перевозку несут перевозчики.
Статья 403 ГК РФ устанавливает, что должник (в данном случае – туроператор) отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо. Перевозчик, на которого туроператор возложил перевозку туриста, согласно транспортным уставам и кодексам, действительно несет ответственность перед пассажиром.
В то же время Закон об основах туристской деятельности фактически устанавливает ответственность туроператора за любое нарушение договора о реализации туристского продукта, который, как уже сказано, включает и перевозку пассажира. Кроме того, абз. 5 и 6 ст. 17.4 этого закона прямо говорят о том, что существенным нарушением со стороны туроператора договора о реализации туристского продукта является и неисполнение обязательств по перевозке туриста. Следует подчеркнуть, что и Роспотребнадзор в абз. 4 п. 8 своего разъяснения указывает, что прямые правоотношения между перевозчиками и потребителями-туристами не исчерпывают ответственности туроператора за надлежащее исполнение договора о реализации туристского продукта.
Пока судебная практика остается прежней, и можно исходить из того, что задержка в перевозке или ненадлежащее качество обслуживания пассажиров влекут ответственность перевозчика, а не туроператора. В то же время, если в результате задержки рейса турист откажется от дальнейшего путешествия, то ответственность будет нести уже туроператор.
Факт неисполнения туроператором своих обязательств перед туристом может иметь место только в случаях, если:
1) турист отказался от принятия исполнения, потому что в виде общего правила только в этом случае должник освобождается от исполнения принятого на себя обязательства. При этом в силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от договорного обязательства не допускается, если иное не предусмотрено законом;
2) суд по требованию туроператора расторг договор о реализации туристского продукта в связи с существенным нарушением договора контрагентом (пп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ);
3) суд по требованию туроператора расторг договор о реализации туристского продукта в связи с существенным изменением обстоятельств (п. 2 ст. 451 ГК РФ).
В абз. 15 – 19 ст. 10 Закона об основах туристской деятельности уточняются виды такого существенного изменения обстоятельств. Это:
– ухудшение условий путешествия, указанных в договоре и туристской путевке;
– изменение сроков совершения путешествия;
– непредвиденный рост транспортных тарифов;
– невозможность совершения туристом поездки по не зависящим от него обстоятельствам (болезнь туриста, отказ в выдаче визы и другие обстоятельства).
.Можно  обойтись без суда?
Ни в Законе об основах туристской деятельности, ни в Стандартных правилах страхования нет четкого определения, что такое факт установления ответственности. В абз. 16 ст. 17.5 Закона об основах туристской деятельности указано, что выгодоприобретатель должен приложить к требованию о страховой выплате копию судебного решения о возмещении туроператором реального ущерба по иску, предъявленному в соответствии с положениями ст. 17.4 Закона.
При формальном прочтении данной нормы получается, что страховым случаем по договору страхования ответственности туроператора является факт вступления в силу решения суда о привлечении туроператора к ответственности. Однако в Правилах страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта допускается и внесудебное урегулирование страховых случаев.
В течение какого срока можно предъявить претензию?
При согласовании Стандартных правил страхования в органе страхового надзора в определение страхового случая был включен следующий текст: «...при условии, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств произошло в течение срока действия Договора страхования». Данное положение, которое при иных обстоятельствах является совершенно правильным, разрушает саму концепцию страхования, которая выстроена Законом об основах туристской деятельности. Она требует в совокупности с нормами указанного закона, чтобы само нарушение договора туроператором или турагентом, а также установление факта неисполнения или ненадлежащего исполнения договора произошло в срок действия договора страхования. В ряде случаев это невозможно по определению – например, если нарушение договора произошло в самом конце срока действия страхового договора либо турист вынужден был обращаться в суд в связи с отказом туроператора признать свою ответственность. Это добавление не должно применяться, поскольку оно противоречит императивной норме абз. 3 ст. 17.3 Закона об основах туристской деятельности и в силу этого является изначально ничтожным.
 За что отвечает турагент?
Абзац 11 ст. 17.1 Закона об основах туристской деятельности требует, чтобы в договоре страхования ответственности туроператора содержалось условие, предусматривающее право туриста и (или) иного заказчика, заключившего договор о реализации туристского продукта с турагентом, при наступлении обстоятельств, предусмотренных ст. 17.4 Закона, обратиться к страховщику с письменным требованием о выплате страхового возмещения, если в соответствии с договором, заключенным между туроператором и турагентом, турагенту поручается от своего имени реализовывать туристский продукт, сформированный туроператором.
Однако страховщики уже обращали внимание на то, что ответственность туроператора за турпродукт, реализованный турагентом туристу по договору о реализации туристского продукта, распространяется только на тот турпродукт, который турагент реализует по поручению туроператора, т.е. фактически на основании агентского договора с туроператором.
А как быть в ситуации, когда агент действует по поручению туриста и/или приобретает у туроператора тур по договору купли-продажи?
Закон об основах туристской деятельности фактически ввел наряду со страхованием договорной ответственности туроператора страхование его ответственности за качество туристского продукта (пп. 19 п. 1 ст. 32.9 Закона об организации страхового дела), а также финансовых рисков туристов за нарушение договора о предоставлении туристических услуг туроператором и турагентом.
На первый взгляд здесь речь идет о страховании ответственности не только самого туроператора, но и его турагентов. Однако на самом деле эта норма вводит иной вид страхования. Пункт 2 ст. 932 ГК РФ допускает страхование договорной ответственности только самого страхователя под угрозой ничтожности страхового договора, не соответствующего указанному требованию.
В соответствии с п. 3 ст. 932 ГК РФ выгодоприобретателем по договору страхования ответственности за нарушение договора является лицо, перед которым страхователь несет ответственность за это. Другими словами, кодекс предусматривает простую договорную связь «страхователь – выгодоприобретатель» как сторон конкретного договора. Абзац 1 статьи 17.1(равно как и абз. 9 статьи 17.1) выстраивает более сложную конструкцию договорной ответственности: туроператор заключил договор с турагентом о продаже последним туристских продуктов, созданных туроператором; турагент, в свою очередь, от своего имени заключил договор о продаже соответствующей туристической услуги туристу или иному заказчику. Конечный потребитель, который не состоит с туроператором-страхователем в договорных отношениях, признается выгодоприобретателем.
Если рассматривать турагента как посредника, то особых проблем не возникает. Единственная сложность в том, что формально договорных отношений между выгодоприобретателем и страхователем нет, так как турагент заключает договор с потребителем от своего имени, а не от имени туроператора. Однако права на сформированный туроператором продукт в любом случае переходят непосредственно к туристу, а не к посреднику и таким образом ответственность страхователя имеет место непосредственно перед выгодоприобретателем (потребителем) турпродукта.
Абзац 1 статьи 17.1 определяет договор страхования ответственности туроператора в качестве способа обеспечения надлежащего исполнения туроператором обязательств по всем договорам о реализации туристского продукта, заключаемым с туристами и (или) иными заказчиками непосредственно туроператором либо по его поручению турагентами.
Стало быть, туроператор не может страховать договорную ответственность турагента перед туристом, если турагентом заключен с туроператором иной договор, отличный от агентского.
За что вернут деньги?
В абз. 3 ст. 17.1 Закона об основах туристской деятельности предусмотрена обязанность страховщика при наступлении страхового случая возмещать цену тура.
В абз. 7 ст. 17.1 сказано: «Любые суммы, предоставление которых туристу гарантируется финансовым обеспечением, должны использоваться исключительно для удовлетворения требований туриста...».
В свое время члены рабочей группы, разрабатывавшей Стандартные правила страхования, пришли к общему мнению, что здесь содержится запрет тратить средства на такие виды расходов туристов, как судебные издержки, оплата помощи адвоката, то есть, те расходы, которые напрямую не входят в реальный ущерб туриста от неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором или турагентом договора о реализации туристского продукта.
С подобной трактовкой этого пункта сложно согласиться. В соответствии с абз. 4 – 6 ст. 17.1 указанного закона выплате туристу подлежат те суммы, которые связаны с нарушением договора о реализации туристского продукта и так или иначе обусловлены им. Если рассматривать эти положения как ограничивающие понятие реального ущерба туриста лишь затратами на эвакуацию, проживание в стране пребывания, питание, трансфер, то тогда иные расходы просто не входят в понятие страховой выплаты. Однако общее определение реального ущерба, данное в п. 2 ст. 15 ГК РФ, не делит расходы на те, которые лицо, чье право нарушено, уже понесло, и те, которые непременно должно понести для восстановления нарушенного права. На наш взгляд, для того чтобы ограничить размер страхового возмещения только расходами на проживание, питание, перевозку, это следовало прописать в законе. Там же расходы на эвакуацию определяются как часть реального ущерба, поскольку им предшествуют в тексте слова «в том числе».
Абзац 5 ст. 17.6 Закона об основах туристской деятельности освобождает страховщика от страховой выплаты, если речь идет о возмещении упущенной выгоды или морального вреда. Но эти категории и не покрываются страхованием ответственности туроператора – это страхование, как указывалось выше, защищает только от реального ущерба туриста или иного заказчика туристского продукта.

Мария БУЛАТОВА, Ирина СЕДОВА

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72