Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №4, Апрель 2007
« Вернуться к журналу  

Владелец

У Валентина Еврухина три высших образования - техническое, экономическое и юридическое, и еще десяток свидетельств об окончании разного рода школ и курсов. Но, разумеется, не этот багаж дает ему возможность обозначать себя на визитной карточке словом «Владелец». Валентин Еврухин – предприниматель, человек искушенный и немало добившийся в различных сферах бизнеса, в том числе в бизнесе туристическом. Именно в нем, пожалуй, владелец подмосковного пансионата «Акварели» наиболее ярко и плодотворно реализует свой творческий потенциал.

Говорят, первый шаг – самый важный. Когда и при каких обстоятельствах вы сделали свой первый шаг в бизнесе?

В бизнесе я уже почти двадцать лет. Я стоял у истоков введения хозрасчета в непроизводственной сфере. В 1987 году  с двумя товарищами и одним единственным телефоном в комнате создал центр досуга «Арбат» - государственную хозрасчетную организацию, благодаря которой работники культуры и искусства - артисты, художники, мастера народных промыслов - получили возможность легально зарабатывать  нормальные деньги. Это был перевод концертной деятельности на новый хозяйственный механизм. О наших формах хозрасчета много тогда говорили. Через полтора года в центре лежало уже 350 трудовых книжек, у нас было 13 направлений работы: концертное, рекламное, видео, модельное, художественные промыслы и пр., и… две тяжбы с прокурором, который хотел нас закрыть. Говорил, что мы по сути своей кооператоры, а действуем под шапкой государственной организации…
Но с какой стати вы, выпускник Московского авиационного института, вдруг заинтересовались оплатой труда артистов?
Как и большинство  предпринимателей того времени, я прошел школу комсомола. Это было самое начало 1980-х годов. Спустя лет пять, в 1985 году, пришел работать в Главное управление культуры Мосгорисполкома. Тогда в стране началась перестройка, либерализация во всех сферах жизни. В культуре это проявилось в зарождении всевозможных любительских объединений, народных театров, гастрольных коллективов и т. п. Для них были нужны новые формы хозяйствования. В управлении культуры я впервые и занялся внедрением мало кому понятного хозрасчета. Так появился опыт, который пригодился при создании и развитии центра досуга «Арбат».
Можно ли предположить, что внедрением «новых форм хозрасчета» в культуре и закладывался первоначальный капитал предпринимателя Еврухина?
И этим тоже. Но параллельно в те же годы я занимался и другими видами бизнеса, например  производством и переработкой некоторых видов пищевых продуктов. Таким образом, свой первоначальный капитал я, к сожалению, не получил как-то и от кого-то, а заработал трудом, который, как вы помните, в то время был еще и небезопасным.
А как вы стали владельцем пансионата?
Не поверите, искал дачу. Ездили с женой по разным местам Подмосковья, но все что-то не то. Кто-то посоветовал съездить в Верею – старинный городок в километрах  80 от Москвы. Место оказалось действительно замечательным. Там-то я и купил  бывший полуразрушенный пионерлагерь. Не для того, чтобы на его фундаменте закладывать пансионат или дом отдыха. Поначалу я был крайне далек от бизнеса как гостиничного и рекреационного, так и строительного - просто хотел иметь «дачное место» для отдыха своей семьи, друзей и партнеров. Но вскоре меня посетила, как говорили классики, «плодотворная дебютная идея» - создать своего рода корпоративное место отдыха для людей, своей «базы отдыха» не имеющих. При этом акцент предполагалось сделать именно на развитой инфраструктуре. И начал строить.
Осваивал проектирование, строительные технологии.  Тем более, что всегда увлекался дизайном - как интерьеров, так и ландшафта. Придумками была полна голова и, следуя им, все перестраивалось, перекраивалось. Заново возводились небольшие коттеджи, спортивные и развлекательные сооружения. Это все стоило дорого, вкладывались  очень большие деньги. В то время этого не делал никто. Сейчас на строительном рынке можно купить что угодно, а тогда буквально все надо было «доставать». Что-то по прямому заказу из-за границы. Я ездил туда и тыкал пальцем: это нужно привезти и это нужно…
Когда я начинал «Акварели», знал о механизмах работы гостиничного хозяйства меньше, чем о тектонике Среднего Урала. А сейчас по этому предмету могу лекции читать. Сам учился и научил на свою голову этому многих.
От пионерлагеря остались «рожки да ножки». Сначала получилось место отдыха на 27 номеров с огромной инфраструктурой, обеспечивающей максимальное количество услуг для отдыха, развлечений, спорта. Это было малорентабельно. Построили еще несколько коттеджей. Сейчас их 16, то есть в пансионате около 50 номеров. Но созданная инфрастуктура все равно избыточна, ведь по законам гостиничного бизнеса она могла бы легко обслуживать 200-250 номеров. Так что работаем с меньшей рентабельностью, чем могли бы, не сверхприбыльно. Но концепция «Акварелей» в этом и состоит: создать отдельный, уютный, комфортный, самостоятельный «мирок» с возможностью реального получения всех декларируемых услуг. Поскольку благополучие пансионата "Акварели" не на бумаге, а вполне реально зависит от количества принятых гостей, приходится постоянно заботиться о поддержании высоких стандартов сервиса. За это  люди и ценят «Акварели».
Часто бывают повторные визиты?
Показатель повторных визитов довольно высок: до 42% людей отдыхают у нас не в первый раз. "Людям должно быть настолько хорошо, чтобы они захотели вернуться еще не один раз" - вот девиз наших сотрудников.
Пансионат "Акварели" напоминает загородный клуб для избранных. Политики, предприниматели, деятели культуры без лишних глаз и ушей могут спокойно побыть здесь с семьей, близким человеком, отпраздновать юбилей или свадьбу. За партией в мини-гольф или крокет, на полке в русской баньке на дровах, в уютных переговорных залах заключаются сделки, обсуждаются последние новости, заводятся новые знакомства. Конечно, тем, кто любит ярмарочное многолюдье, в "Акварелях" может показаться скучновато. Но для тех, кто хочет понять что-то в этой жизни, проникнуться настоящими впечатлениями, это самое подходящее место.
У нас никогда не бывает многолюдно, даже если все номера заполнены, поскольку "Акварели" могут пригласить не более 120-130 гостей, а инфраструктура способна обслужить втрое больше. Наверное, отсюда потрясающее ощущение того, что отдыхающий здесь один, и весь персонал работает только ради него.
У пансионата лирическое название – «Акварели». Это тоже ваша придумка?
Рядом огромный луг, на территории – множество клумб, газонов, альпийских горок. В летние месяцы они раз пять меняют цветовую гамму: одни отцветают, другие распускаются. Наблюдаешь как бы череду акварельных этюдов. Отсюда и название «Акварели». Лирично и в то же время прагматично. Буква «А», как известно, первая в алфавите, так что название нашего пансионата в разных рекламных справочниках всегда стоит одним из первых. Для бизнеса это немаловажно.
«Акварели» для меня - это то место, где я реализую свои «муки творчества». Там я выступаю  как архитектор, конструктор, дизайнер. Поэтому каждый день, хотя уже шесть лет прошло, как открыли пансионат, гостей ждет что-нибудь новое. Жаль только, что времени для этого не всегда хватает, ведь приходится решать множество вопросов, не связанных с «Акварелями».
То есть «Акварели» для вас – бизнес для души?
Точнее, для более полной самореализации. Но вместе с тем это трудный бизнес, потому что он связан с гостеприимством. Это не завод, где штампуют похожие друг на друга детали, где движения рабочих доведены до автоматизма. Гостеприимство основано на радушии, доброжелательности, но при этом необходим еще и высокий профессионализм персонала.
Мы находимся в 85 километрах от Москвы, и именно поэтому поддерживать высокий уровень сервиса очень сложно. В пансионате работают около 200 человек. В основном местные жители, есть люди и издалека, потому что не всегда можно найти специалистов рядом. Пришлось для приезжих даже общежитие строить. Это российская реальность, мы с ней вынуждены считаться и, что называется, преодолевать трудности. Если бы «Акварели» находились поближе к Москве, километрах в 20–30, многих проблем с кадрами не было бы. Но есть то, что есть. 
Случались ли кризисные ситуации?
Конечно, как же без них. Однажды сгорел ресторанный комплекс  вместе со всем оборудованием, и пансионат почти  год простаивал с застеленными постелями, не мог открыться. Да и убыток от пожара был очень ощутим. А это был конец 1998 года - период памятного всем дефолта. Надо было одновременно спасать от потерь и другие свои бизнесы. Время было очень тяжелое.
И все же, какому виду бизнеса вы отдаете максимум времени и сил?
У меня нет ведущего бизнеса. Как говорится, нельзя складывать яйца в одну корзину. Мне нравится испытывать себя в разных сферах. Я по-прежнему занимаюсь производством и куплей-продажей продуктов питания, открыл сеть антикварных салонов. Кроме того, осваиваю строительство торгово-офисных зданий в Подмосковье, являюсь совладельцем группы туристических компаний «Подмосковье.ру». В ближайшее время займемся фантастически интересным, но и весьма рискованным венчурным бизнесом. Планов, в общем, много.
Трудно представить, что вы сами, вплотную, без менеджеров со всем этим справляетесь.
Менеджеры у меня, конечно, есть, но мне и самому все это интересно. Так что генерирование идей по многим направлениям идет от меня. Проблема менеджеров – одна из самых главных проблем в сфере бизнеса. В России среди предпринимателей ходит такая прибаутка: если доверишь свой бизнес честному менеджеру, то он, как правило, не очень умный и развалит дело. Если доверишь бизнес умному, то он тебя обманет или вообще обанкротит. С небольшими уточнениями я с этим готов согласиться.
Доверять полностью управление своим бизнесом можно только  проверенным, близким людям. В свой малый  бизнес хорошо, конечно, привлечь членов семьи, родственников. А если бизнес крупный, да не один, то где взять десятки, сотни неглупых, смекалистых сородичей? Вот и приходится самому вникать во все до мелочей. Возможно, у других как-то иначе, а у меня, думаю, на роду написано: если хочешь чего-то добиться, делай это сам.
И еще одним «недостатком» наделен от рождения: не умею что-то делать хуже, чем могу. Учился всегда и всюду только на «5». Не было задачи быть отличником, просто так само собой получалось. И в бизнесе, если чем-то интересуюсь, досконально изучаю предмет.
Тогда почему, Валентин Вениаминович, вы, простите, не олигарх?
Меня нередко об этом спрашивают, узнав, что я без малого двадцать лет в бизнесе. Бизнес - штука специфическая. У меня есть теория – теория пирамидального прагматизма, описывающая функционирование социальных структур, условия подъема по ступеням социальной пирамиды и, в частности,  к вершинам преуспевания в бизнесе. Это жесткий и даже жестокий процесс. Поверьте, я многого насмотрелся в этой сфере. При подъеме меняются критерии порядочности. Не в лучшую сторону, естественно. Бизнес и десять библейских заповедей – вещи, на мой взгляд, трудно совместимые. Между соблюдением заповедей и требованиями бизнеса пропасть противоречий. И я где-то не без греха, но все же меня тянет к заповедям больше, чем к барышам любой ценой. Вероятно, из-за этого моей фамилии нет в списках Форбса.
Переживаете по этому поводу?
Упаси Господь! Свобода – это осознанная необходимость, как говорили классики марксизма. Я был свободен в своем выборе, я его сделал. Главное, на мой взгляд, внутреннее ощущение того, что сделал «на совесть», на максимуме своих возможностей.
И получаете удовлетворение?
Удовлетворение – это мгновение. Придумал что-то, реализовал задумку – это удовлетворение. Но спустя какое-то время начинаешь понимать, что можно еще что-то добавить, изменить, усовершенствовать. Абсолютного удовлетворения нет.
Вернемся к рекреационному бизнесу. Каковы, на ваш взгляд, состояние рынка и перспективы его развития в России и, в частности, в Подмосковье?
Будущее за сравнительно небольшими объектами отдыха - на 50-200 номеров. Причем в сегменте так называемого «элитного» отдыха. Хотя, на мой взгляд, это просто нормальный отдых с нормальным сервисом. Но такой бизнес  будет развиваться медленно, потому что западные гостиничные структуры в рекреационном рынке России пока не заинтересованы и инвестиций с их стороны ожидать не приходится.
Крупных российских инвесторов, желающих вложить средства в этот сложный, трудоемкий и медленно окупаемый бизнес тоже не видно. Да и специалистов в этой сфере явно не хватает. Сегодня у нас в стране  превалируют ведомственные пансионаты и дома отдыха, эксплуатирующие старую изношенную материальную базу с соответствующими подходами к обслуживанию. Другие времена придут нескоро. Но придут.

Беседовал Олег ОРЕХОВ

ПРОГНОЗ
Валентина Еврухина

Будущее за сравнительно небольшими частными пансионатами. Но такой бизнес в России будет развиваться медленно, потому что мощные гостиничные структуры в загородном рекреационном рынке пока не заинтересованы и придут туда нескоро. 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72