Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №1, Январь 2007
« Вернуться к журналу  

«В туризм меня привела Африка»

Новая рубрика «ТБ» будет знакомить читателей журнала  с историей освоения своего рода космоса – коммерческого туризма,  туристического бизнеса. В нашей стране ее отсчет ведется на протяжении последних 15 лет, а героями и первопроходцами стали люди, и не мечтавшие в детстве об освоении такого космического пространства. В сравнении с бизнесом космос тогда был ближе и реальнее, именно поэтому пионерами российского турбизнеса оказались специалисты с дипломами лучших технических, гуманитарных, военных вузов, нашедшие применение своим знаниям и способностям в совершенно новом деле. У каждого из них тогда началась история собственного бизнеса – со взлетами и посадками, удачами и просчетами, озарениями и сомнениями. Совсем разная, но всегда интересная и поучительная.
 
Корреспондент «ТБ» беседует с генеральным директором компании «Мама Африка» Вадимом ШУВАЛОВЫМ         

Прежде всего, объясните, пожалуйста, почему ваша фирма называется «Мама Африка», есть ли здесь какой-то сакральный смысл?

Название компании выражает эмоциональное, уважительное отношение. Слово «мама» понятно на всех языках. Кроме того, в Африке отношение к женщине особое. Так здесь принято называть взрослую замужнюю женщину. «Мамой», например, вся Африка зовет легендарную певицу из ЮАР Мириам Макебу. «Мама Африка» – это наше отношение к Черному континенту как к женщине. Тем более, что, по одной из научных версий, Африка – прародина человечества. Так это выражение реализовалось в нашу торговую марку, которую мы зарегистрировали. В бизнесе, особенно в туризме, важны эмоции – ведь в конечном итоге мы продаем ощущения. Никакого сленга здесь нет. Так фирму назвали в Кейптауне. Мы - дочернее предприятие кейптаунской фирмы.
Получается, что вы - африканская компания?
Формально московский офис существует как 100-процентная «дочка» южноафриканской компании. В качестве представительства продавать на рынке туры мы бы не смогли. Из собственно африканских компаний мы - единственная фирма, которая официально имеет свой офис в Москве. Оказываем туристические услуги в 16 странах Южной и Восточной Африки, регионе, который относится в основном к САДК - Сообществу развития Юга Африки. Сюда входят страны от ЮАР до Танзании включительно. Плюс Кения. Мы выступаем в роли принимающей стороны. Московский офис отвечает за продажи  в России и других странах СНГ. В основном работаем только с агентами, хотя иногда сотрудничаем и с прямыми клиентами, прежде всего с корпоративными заказчиками. Нужно сказать, что в последний год продажи MICE-продукта составили около трети нашего общего объема работ. Наша агентская сеть развита больше всего в России и Казахстане, в меньшей степени в других странах СНГ.
Какой трудовой опыт вы имели до открытия фирмы, ваши первые шаги в предпринимательстве?
По профессии я юрист, закончил юрфак МГУ им. М. В. Ломоносова. Туризм как сфера профессиональной деятельности меня никогда не интересовал. По окончании университета несколько лет успешно занимался серьезными проектами в области реструктуризации и управления собственностью крупных союзных общественных организаций, антикризисным управлением. После финансового кризиса 1998 года почувствовал, что срочно нужна встряска. Встряхнуться помогла Африка, причем зацепила она меня сразу. Можно сказать «укусила африканская муха».
Я пару лет ездил на юг Черного континента к своим друзьям, много путешествовал. Помню, например, только за одну поездку больше двадцати тысяч километров за рулем «накатал». Как-то сам собою поменялся образ жизни. Первые три года почти не надевал костюм и галстук. Словом, не было бы Африки, я бы никогда не занялся туризмом профессионально. Сейчас это уже образ жизни, и менять его не хочу. Могу сказать, что некоторые африканские регионы знаю не хуже Москвы, на уровне каждого дорожного поворота и перекрестка.
В 2000 году мои друзья, которые работали в операторской компании Mama Africa в Кейптауне, пригласили меня к совместной работе. Мы открыли московский офис компании, руководителем которого я и стал.
Первые шаги в турбизнесе дались легко?
Первые три-четыре года работы в России бюджет нашей компании, потраченный на продвижение Юга Африки, пожалуй, превышал аналогичный бюджет Совета по туризму ЮАР. Были реализованы многочисленные журналистские, телевизионные и издательские проекты. Мы считали, что важно продвигать именно Африку, а не нашу компанию. Поэтому зачастую те или иные акции, которые мы финансировали, не связывались с нами напрямую. Часть нашей миссии в бизнесе – обучать рынок.
В России сегодня не больше десятка хороших специалистов по этому региону, которые понимают и знают его на экспертном уровне. Причем половина из них работает в нашем офисе в Москве. Бессмысленно и неинтересно работать на рынке с объемом продаж в тысячу клиентов в год, каким он был до нашего появления на протяжении многих лет. Сейчас объемы продаж увеличились до 12 тысяч человек в год – это уже что-то. В настоящее время мы больше внимания уделяем позиционированию компании в своих публичных акциях, но по-прежнему делаем многое в общих интересах. Ведь если не сделаем мы, не сделает никто.
Не скрою, в первые годы у нас было много иллюзий. Возможно, сегодня я сделал бы многое по-иному. Мы абсолютно не знали российский туристический рынок. Для того чтобы почувствовать его специфику и набить руку, начали с розничной продажи туров. Через полтора года стали уходить с розничного рынка. Сейчас, за исключением некоторых старых клиентов и корпоративного обслуживания, работаем исключительно с агентами. Продаем только те страны, где присутствуем и непосредственно обслуживаем туристов. Наша задача – заинтересовать агентов в нашем продукте, помочь им стать знатоками Африки.
Сложно специализироваться на одном направлении?
Быть монооператором и просто, и сложно одновременно. Сложно, потому что на рынок Aaет общая ситуация в Африке и общее восприятие рынком этого региона. Проще, потому что мы знаем и умеем здесь абсолютно все - это не под силу многопрофильному оператору. Размеры компании в этой ситуации не имеют значения.
Например, несколько месяцев назад один из крупнейших южноафриканских операторов Thompsons Tour  ушел с российского рынка. Видимо, не смог этот рынок оценить, да и просто понять, как здесь можно успешно работать. Поле деятельности Thompsons Tour  – Соединенное Королевство и Германия, где давно знают Африку. Мы - более молодая компания, наши рынки – Южная и Северная Америка, Восточная Европа, в том числе Россия, т. е. те страны, где Африка – относительно новый продукт.
Нужно отметить, что африканский продукт для тех же немцев и для россиян принципиально отличается. Наш клиент при сопоставимой стоимости поездки изначально более «квалифицированный» и требовательный. Немцы многое в Африке делают «для галочки», проносясь по длинным маршрутам – ночь там, ночь здесь. Россиянам, как, впрочем, и американцам, мы пытаемся помочь прочувствовать атмосферу каждого места.
Африка вообще очень эмоциональный, неспешный и созерцательный продукт. Очень много зависит от деталей маршрута. Даже если вы захотели проехать самостоятельно за рулем полстраны за две недели, все равно важно – почему и для чего вы оказались в конкретном месте. Южная Африка – не ближний свет, любой продукт здесь не должен быть банальным. Это одна из причин, почему нам неинтересна работа на традиционных европейских  рынках. Нам интересно «вырастить» рынок, сформировать потребительский спрос, клиентский стиль поведения. Это требует больших усилий, но зато есть место для творческого подхода. Для меня творчество – обязательное условие бизнеса.
Сталкивались ли вы в своей работе с кризисными ситуациями, как их преодолевали?
Самая серьезная ситуация возникла три года назад, когда накануне наших основных новогодних продаж в ЮАР резко укрепилась внутренняя валюта – африканский ранд. Все тарифы в туризме ЮАР исчисляются в рандах, доллары там не ходят. Представьте, что сегодня курс составляет 11 рандов за  доллар, а в течение двух недель он доходит до 7 рандов за  доллар. В результате резко возросла стоимость поездок. Стояла осень, шел процесс больших новогодних продаж, и мы несли серьезные потери, особенно по тем поездкам, за которые клиенты внесли депозиты. В тот период мы все-таки сохранили цены, хотя и ушли в минус. Несколько месяцев приходили в себя. Но наши агенты на продаже наших туров тогда даже заработали, кризиса не почувствовали.
Что вы можете рассказать о клиентах компании?
У наших клиентов обычно очень конкретные пожелания в отношении предстоящего путешествия, они четко понимают, что хотят увидеть. Туры покупают жители всех регионов России – столиц, Западной Сибири, Урала. Мы обслуживали и олигархов - не буду называть фамилий, и простых граждан. Едут в Африку обычно на две недели. Реальные цены на поездку начинаются от 3 тысяч долларов. Следует признать, что стоимость туров год от года увеличивается. Тут и доллар подводит, и авиаперевозчики своего не упускают.
Как я уже говорил, до трети нашего бизнеса в последнее время приходится на корпоративные поездки. Компания выступает одним из инициаторов проведения в ЮАР экономического форума «Россия - ЮАР». Прежние попытки провести такие мероприятия оказались неудачными. Серьезные темы, потенциально интересные для деловых кругов двух стран, широко не обсуждались, форумы носили формальный характер.
Визит президента РФ в ЮАР продемонстрировал стратегический интерес России к этому региону. ЮАР, как и Россия, входит в число 20 крупнейших экспортеров мира. Мы инициировали проведение экономического форума во второй половине 2007 года. Сейчас оформляется пул соинициаторов и спонсоров проекта, мы будем оказывать услуги по транспортировке и размещению участников, проводить консультации. Кроме того, компания активно готовится к Чемпионату мира по футболу, который пройдет в ЮАР в 2010 году. Во многих отелях на этот период уже нет свободных мест.
Как вы сегодня развиваете бизнес?
На мой взгляд, турбизнес – не самая легкая отрасль для зарабатывания денег. Кто-то идет вперед, кто-то «не тянет» и уходит с рынка. Все постоянно меняется. Но есть хорошие тенденции, которые нам помогают - появляется все больше людей, которые стремятся к активному отдыху и отчетливо представляют себе свое будущее путешествие. Это наш так называемый «нишевой турист».
Рынок мы «раскачали». К 2010 году ждем удвоения турпотока из России и стран СНГ в ЮАР – до 20 тысяч человек. Более осторожно я оцениваю потенциал Восточной Африки, в частности Кении и Танзании. По уровню развития инфраструктуры этот регион существенно уступает Югу Африки, в пиковые периоды заездов мест в отелях катастрофически не хватает. Скажем, в период «великой миграции» блок номеров в гостинице забронировать сложно - все занято немцами и британцами. Так что для увеличения российской доли рынка нужно и кенийцам постараться – иначе клиентов негде будет размещать. Тем более что в отличие от западноевропейцев россияне любят бронировать поездку в последнюю минуту.
Ваше самое яркое впечатление от Африки?
Прекрасно помню, как собирал мидий в Скаброу у мыса Доброй Надежды. Словно на два часа в детство вернулся, голова абсолютно освободилась от всех мыслей, остался только азарт. И ледяные волны не помеха. Или  утро в Порт-Сент-Джонсе (провинция Транскай, Вайл-Кост), когда проснулся утром, услышав религиозное пение, кудахтанье кур и голоса миллиардов цикад. Это как раз на Пасху было – африканские мамочки все в красно-белых красивых платьях и головных уборах шли в церковь. Попал я сюда совершенно случайно – шел дождь, вынесло на скорости с дороги. Дело было в горах, долго вытаскивали машину, пришлось заночевать. Это были едва ли не самые яркие и счастливые моменты моей жизни.

Беседовал Борис СИРОТИН 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72