Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №4, Апрель 2013
« Вернуться к журналу  

Турпомощь или турнемощь?
 
Первый и, как показала жизнь, временный руководитель Турпомощи в переходный период ЭДУАРД КУЗНЕЦОВ в эксклюзивном интервью «ТБ» рассказывает о том, как ассоциация может оправдать или не оправдать ожидания отрасли.
 
БЕСЕДОВАЛ ГЕННАДИЙ ГАБРИЭЛЯН
 
До сих пор полемика вокруг Турпомощи велась не только по вопросу о добровольности членства в ассоциации, но и о правомерности появления её самой. К чему пришли?
Нужно ли такое объединение туроператорскому рынку? Это будет зависеть не только от самого закона и будущих поправок к нему, но и от реализации главных идей Турпомощи. В последнее время выездной туризм буквально «демонизируется» на многочисленных интернет-площадках, да и в СМИ. На форумах нередко встречаются мнения типа: «только лохи пользуются услугами туроператоров». Учитывая все риски, через которые проходят операторы, прежде чем продукт появляется на рынке в общедоступном виде, призыв к туристам летать самостоятельно напоминает мне ситуацию с известным животным из басни Крылова: наевшись желудей, оно стало подрывать корни дерева, на котором те растут.
 
Ну, хорошо, а глубинный интерес выездного сегмента турбизнеса в чем состоит?
В защите общих имущественных интересов членов ассоциации, прежде всего! Орудие для этого - компенсационный фонд, который формируется за счет взносов от членов ассоциации, и в случае выплат на оказание экстренной помощи пополняется из финансовой гарантии туроператора, туристам которого понадобилась экстренная помощь, или из страхового покрытия по договору страхования профессиональной деятельности туроператора (в народе это называется «фиги»). Не надо забывать и о возможности, предусмотренной законом, - предъявлять иск туроператору, который приостановил работу.
Вот конкретика: случаи с «Ланта-тур вояж» и «Черри-тур» показали, что средств по договорам страхования ответственности на выплаты туристам не хватает, а ассоциация, оказав и оплатив услуги туристам, сможет перенимать их право требования компенсации от финансового гаранта или страховой компании. Можно сколь угодно долго говорить о перспективе отмены взносов в компенсационный фонд, но если каждое возможное банкротство не только крупных, но и средних туроператоров не будет обеспечено вышеназванными выплатами, то фонд имеет перспективу быстро опустеть, и потребуются новые и новые взносы.
 
А как насчет вала протестов против пресловутых ста тысяч рублей?
Практически все участники спора о Турпомощи согласились с тем, что первоначальный (вступительный) взнос в размере 100 тысяч рублей отменять нельзя. Хотя бы исходя из вопроса о том, сколько должны платить в фонд вновь образованные туроператоры, чьи обороты по прошедшему году равны нулю. Речь теперь идет о величине последующих ежегодных взносов. Предлагается оставить 0,1% от оборота и отменить минимум в 100 тысяч рублей для туроператоров, которые уже являются членами ассоциации.
На мой взгляд, упомянутая сумма является неким пороговым  взносом - за вхождение и работу на туроператорском рынке. А что такое 0,1% от общего объема денежных средств, полученных от реализации турпродукта в сфере выездного туризма? Многие хотели бы это трактовать как выручку, отраженную в бухгалтерском балансе, но по причине некорректности действия НДС в выездном туризме (он является по сути оборотным налогом в 18%, и операторы работают по агентским договорам с авиакомпаниями и с зарубежными поставщиками услуг) за эту выручку принимается наценка туроператора.
Понятно, что закон пытается защитить именно все денежные средства покупателей, которыми оперирует туроператор. Так вот: 0,1% от годового оборота означает одну тысячную в абсолютном (не процентном) значении. В году 365 дней, следовательно, взнос в размере 0,1% будет соответствовать примерно 1/3 дневной реализации туроператора, то есть «защитит» треть от среднедневного пребывания туристов за рубежом. В принципе, это не страшно - здесь можно говорить о солидарной ответственности туроператоров, по такому же принципу рассчитывается, например, страховая премия.
Вопрос в другом: фонд должен располагать средствами, достаточными для оказания экстренной помощи туристам. Эту величину сейчас трудно посчитать. Только практика последующих двух-трех лет может ответить на данный вопрос. На мой взгляд, величину фонда можно было бы ограничить 500 млн рублей, и после формирования этой суммы взносы могли бы быть сохранены только для вновь организуемых туроператоров. Но тогда нужно ответить на такой вопрос: «Сколько времени понадобится для формирования фонда в искомом объеме в случае сохранения взноса в размере 0,1% и отмены минимального взноса?». Если сумма ежегодных взносов будет составлять 70–100 миллионов рублей – то, с учетом первого года, когда все платят по 100 тысяч рублей, - минимум три года. И если произойдут серьезные банкротства, то в условиях нынешней «турбулентной» экономики (последний пример - ситуация в банковской системе на Кипре) средств компенсационного фонда может не хватить.
 
Вы часто говорите о доверии туристов к отрасли и включаете в рассуждения некую моральную составляющую. Почему?
Это скорее прагматический подход. Доверие туристов сегодня крайне важно. Все стараются посчитать, много или мало 100 тысяч рублей или 0,1%, но никто не пытается ответить на вопрос о том, сколько проблем всему выездному туризму принесет один дополнительный день глубины продаж, когда начинается гонка скидок и горящих предложений. Хочу подчеркнуть, что речь идет о доходах всех участников рынка выездного туризма, так как количество спецпредложений, туры за полцены или пакеты, из стоимости которых исключена цена «горящих» авиабилетов, косвенно влияют на выручку и стоимость продукта нишевых (FIT и VIP) туроператоров. У всего туроператорского бизнеса в сфере выездного туризма – общая кровеносная система, и болезнетворные бациллы быстро распространяются по всему организму.
Нужно и можно говорить о том, сколько туристов вынуждено уходить в самостоятельное «плавание» по причине недоверия к операторам.
 
Какие задачи видятся вам первостепенными из сегодняшней перспективы?
Прежде всего, это превентивные меры по защите интересов российских туристов. А именно: туристы не должны становиться заложниками хозяйственных отношений между компаниями туристического бизнеса или туроператором и авиаперевозчиком (консолидатором). Говорю об этом, так как мои слова неоднократно перевирались, - договаривались до того, что я предлагаю запрашивать балансы у зарубежных партнеров российских туроператоров…
На самом деле речь идет о другом: Турпомощь должна быть авторитетно представлена зарубежным объединениям (ассоциациям) компаний, работающих в сфере туризма. Возможно, должны быть подписаны соглашения о том, что если зарубежный туроператор, или отель (сеть), или авиакомпания намерены приостановить сотрудничество с российским туроператором, то делать это нужно не в день прилета туристов, оповещая их об этом в аэропорту! Не говоря уже о том, чтобы требовать повторной оплаты за размещение или трансфер с тех, кто уже находится в поездке. Официально и заблаговременно уведомите Турпомощь, и ассоциация начнет работу в соответствии с принятым регламентом. Опыт разрешения ситуации с «Черри тур» показал, что уже само наличие «переговорного центра» помогает решать многие вопросы по защите интересов туристов даже без дополнительного финансирования.
 
Что вы думаете о саморегулировании в туризме?
Ассоциация со статусом всероссийского объединения туроператоров, которая имеет компенсационный фонд, сделает эффективную защиту туристов совершенно реальной. Что касается СРО, учитывающего «тип и размер» туроператора, где все знают всех и могут один за другого поручиться, то надо задаться вопросом о статусе, а следовательно, и влиятельности такого объединения перед лицом зарубежных партнеров. Ну и о «себестоимости» объединения, включая величину взносов для формирования компенсационного фонда. Будет ли это оправданно и эффективно? Вопрос.
Хочу напомнить, что каждый член Турпомощи на ее общих собраниях, вне зависимости от величины взносов в компенсационный фонд и на оперативную деятельность, будет иметь один решающий голос. Таким образом, можно создавать «блоки», которые станут влиять на принимаемые решения, а это и величина взносов на оперативную деятельность, и состав наблюдательного совета и ревизионной комиссии. Можно принимать участие в работе комитетов, перечень которых также утверждается общим собранием членов ассоциации. Словом, ассоциация может стать мощным инструментом, влияющим на процессы в этом сегменте российского турбизнеса. А может и не стать

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72