Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №11, Август 2011
« Вернуться к журналу  

Святые на пьедесталах
Памятников в России и на постсоветском пространстве в последнее время появляется великое множество. Причем самых разнообразных - от вполне привычных, выдержанных в давних традициях, до тех, которые принято называть нетрадиционными или веселыми. На пьедестале может появиться буквально что угодно — от литературного или кинематографического героя до привычного в быту предмета.
В последние десятилетия новыми и достаточно популярными объектами туристического показа становятся памятники святым. Явление это для отечественной культуры в общем-то новое. Новое, потому что на протяжении многих веков православная церковь, в отличие от католической, строго запрещала скульптурные — неважно из какого материала — изображения. Отдельные исключения — многочисленные деревянные изображения Николы Можайского, пермская деревянная скульптура, ходившие по всей дореволюционной России деревянные же фигурки преподобного Нила Столобенского — лишь подтверждали общую закономерность. Хотя во многих местах, даже не очень отдаленных от столиц, с запретом считались мало. Например, в Калужской области было достаточно храмов, в которых хранились целые собрания деревянных изображений святых. Сегодня их можно увидеть, например, в главном соборе Боровска, в хорошо видной с Киевского шоссе церкви села Спас-Загорье, в храме Димитрия Солунского села Роща близ того же Боровска.
Киев начинает и...
О собственно памятниках — в привычном смысле — святым в России впервые заговорили во второй половине XIX века. Точнее, в 1853 году, когда в Киеве по проекту уже умершего к тому времени В. Демут-Малиновского скульптором П. Клодтом и архитектором К. Тоном был воздвигнут памятник крестителю Руси князю Владимиру. Своего рода предтечей этого и других схожих памятников была колонна-памятник Димитрию Донскому (к тому времени еще не канонизированному) на Куликовом поле.
Весьма показательно, что идея установки памятника крестителю Руси вызвала яростное сопротивление киевского митрополита Филарета (Амфитеатрова), который считал кощунством появление в Киеве князя Владимира в виде «идолища поганого» - именно такого, с которыми князь, по мнению митрополита, всю жизнь беспощадно боролся. Любопытно, что совсем недавно памятник князю Владимиру появился в Лондоне. Но это памятник не крестителю Руси, а «властителю Украины», как написано на пьедестале.
Князь Владимир, крест которого в 1895 году был украшен электрическими лампочками, недолго оставался в одиночестве. В 1911 году на площади перед Михайловским монастырем был открыт созданный по проекту прославившегося впоследствии скульптора Ивана Кавалеридзе памятник святой равноапостольной княгине Ольге, который представлял собой бетонную композицию из трех скульптурных групп: самой княгини, святых Кирилла и Мефодия и святого Андрея Первозванного. Простоял памятник недолго — уже в 1919 году статуи были сброшены с пьедесталов, причем остатки статуи княгини Ольги были закопаны в районе самой площади, где они и были обнаружены вскоре после смерти скульптора, последовавшей в 1978 году. В 1994 году памятник, уже из белого мрамора, был восстановлен на прежнем месте, а фрагменты старого памятника сегодня можно видеть в сквере на Андреевском спуске.
После 1919 года в течение почти семидесяти лет ни о каких памятниках святым, разумеется, не могло быть и речи — память о них тщательно стиралась даже с карт: например, платформа Радонеж  Северной железной дороги превратилась в безликий «Городок». Хотя и тут бывали исключения: своеобразными памятниками подвижникам русской земли были чудом сохранявшиеся названия станций на Киевском направлении — Зосимова и Тихонова пустыни.
Князья, адмирал, простолюдины
Первые святые на пьедесталах стали появляться вскоре после празднования 1000-летия Крещения Руси. Первым — в 1988 году — стал памятник преподобному Сергию Радонежскому работы В. Клыкова в Радонеже. В Москве в 1990 году появился памятник великой княгине Елизавете Федоровне, работы того же В. Клыкова. Он был установлен в саду основанной ею Марфо-Мариинской обители. К этому времени, правда, великая княгиня была канонизирована лишь Русской православной церковью за границей.
С тех пор памятников святым стало появляться все больше, причем их можно разделить на две неравные группы. Первая, значительно меньшая — памятники библейским персонажам. Бесспорный лидер здесь — архангел Михаил. Появление его скульптурных изображений в Архангельске и Киеве легко объяснимо (он изображен на гербах этих городов), и сам архангел давно и прочно врос в городской фольклор, например, в Архангельске памятник в шутку называют «могилой архангела Михаила». Но появление его изображений, скажем, в Сочи, Шадринске, Харькове, Минске не очень понятно. Совершенно особый случай — скульптурное изображение рублевской Троицы, созданное по проекту известного ярославского художника Н. Мухина и установленное на стрелке Волги и Которосли — сейчас композиция оказалась у стен воссозданного кафедрального Успенского собора. Памятник этот до сих пор вызывает многочисленные споры, тем более что отношение к нему со стороны туристов далеко от благоговения — чего стоит один невесть откуда взявшийся обычай класть в чашу, стоящую перед ангелами, конфеты.
Другая, очень многочисленная группа — это реальные исторические лица, в разные времена причисленные к лику святых. Самый «старый» и традиционно самый популярный из которых — святой Николай Мирликийский. Сегодня памятников ему в России — десятки. Один из последних установлен на Соборной площади в Перми. В нынешнем году памятник Святителю Николаю — покровителю моряков — установлен в центре Севастополя. Существует целая программа установки памятников Николаю Чудотворцу по окраинам России — в Калининграде, на Чукотке, на земле Франца-Иосифа и т. д. В этом же ряду — памятники святому Георгию Победоносцу, самый большой из которых установлен в Москве на Поклонной горе. Все больше устанавливается памятников святым, являющимся покровителями городов — например, памятник святой Екатерине — небесной «патронессе» Краснодара установлен в прошлом году на его главной улице.
Меньшая ее часть — государственные деятели. Та же княгиня Ольга — в Пскове в ее честь установлены целых два памятника, на разных берегах реки Великой (работы В. Клыкова и З. Церетели).  Александр Невский — памятники ему (например, в Переславле-Залесском) ставились и в советское время, но лишь как князю — освободителю Руси. Его младший сын князь Даниил Московский — памятник ему установлен в столице в 1997 году недалеко от основанного им монастыря. Князь Димитрий Донской, канонизированный лишь в 1988 году, удостоился памятного креста в Москве и памятников у кремля в Коломне и Дзержинском, близ Угрешского монастыря. Наконец, недавно канонизированный вместе с семьей последний российский самодержец. Первый памятник ему, вскоре взорванный и восстановленный, — еще до канонизации — был открыт в селе Тайнинском под Москвой, рядом с тем местом, где стоял когда-то путевой дворец царя Алексея Михайловича — кумира Николая II. Памятник же всей семье новомучеников находится возле храма-памятника Всех Святых «на крови» в Екатеринбурге.
Часть памятников увековечивает святых — защитников Отечества. В центре Брянска установлен памятник монаху-воину Пересвету (предполагается установка памятника ему и в поселке Борисоглеб Ярославской области). Одни защищали Отечество «конно, людно и оружно», другие — силой духа, как патриарх Гермоген, памятник которому будет открыт в Москве в 2012 году. Все больше становится памятников и канонизированному недавно адмиралу Федору Ушакову, хотя большая их часть (например, весьма удачный памятник в Рыбинске) была воздвигнута еще в советские времена.
Равно как и памятник канонизированному в том же 1988 году Андрею Рублеву — у Спасо-Андроникова монастыря. Впрочем, во Владимире великого иконописца почтили памятником уже в качестве святого.
Увеличивается число памятников святым равноапостольным Кириллу и Мефодию — просветителям славян. Первый был открыт в Москве, а затем таким памятником старался обзавестись любой город, проводивший у себя Дни славянской письменности и культуры. Из последних - самым эффектным и самым посещаемым туристами является памятник в Коломенском кремле, уж больно выгодно он поставлен - на фоне огромной поймы Москвы-реки и старинного Бобренева монастыря.
В рамках федеральной программы «В кругу семьи» по всей России появляется все больше памятников святым Петру и Февронии. Первый был открыт летом 2008 года в Муроме, за ними последовали монументы в Архангельске, Сочи, Ульяновске, Ярославле и Ейске, закладные камни установлены еще почти в двух десятках городов.
Случаются и своеобразные курьезы. Как известно, крупнейший город юга России — Ростов-на-Дону получил имя в память основанного казаками небольшого укрепления, названного в память одного из самых чтимых русских святых — святого Димитрия Ростовского. В 2008 году перед огромным городским кафедральным собором открылся памятник святителю. Между тем, в Ростове Великом, с которым связана его жизнь и деятельность, установка памятника ему даже не предполагается.
Особый случай — памятники признанному святым мучеником (еще в 1916 году)  старообрядческой церковью Белокриницкого согласия протопопу Аввакуму — в его родном селе Григорове и на месте города Пустозерска на Печоре, где был казнен «огнепальный» протопоп.
Большая же часть воздвигаемых ныне памятников святым — это памятники тем, кто в земной жизни были самыми обычными людьми.
Как курский купеческий сын Прохор Мошнин, он же преподобный Серафим Саровский. Как кашинский служилый человек Матвей Кожин, он же преподобный Макарий Калязинский — памятник ему поставлен в позапрошлом году напротив знаменитой колокольни. Как небогатый дворянин Семен Меркушинский — он же преподобный Симеон Верхотурский, первый в России памятник которому только что открыт в Магнитогорске. Памятник еще одному сибирскому подвижнику — святителю Филофею (Лещинскому) установлен недавно в Тюмени.
Как тот же Нил Столобенский, памятник которому установлен у входа в «его» монастырь. Очевидно, не замедлит появиться и памятник первому русскому святому — иностранцу по происхождению: как известно, преподобный Прокопий Устюжский был немцем из Любека. Самым «молодым» святым, увековеченным в монументе, является святой праведный Иоанн Кронштадтский — памятник ему открыт в 2008 году в балтийской цитадели России.
Словом, все больше святых подвижников появляется на пьедесталах в мраморе и бронзе. Они, безусловно, не могут являться предметами поклонения — как, например, иконы. Но вполне могут направить туристов и по неведомым им тропам отечественной истории, и повести их в храм.
Георгий ОСИПОВ

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72