Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №9, Июль 2007
« Вернуться к журналу  

АВИАОТРАСЛЬ
Над турбизнесом небезоблачное небо

Форс-мажор в юридической практике
Скандальные события, связанные с запретом, наложенным авиационными властями на полеты в страны ЕС некоторых авиакомпаний, возродили интерес специалистов турбизнеса к теме форс-мажорных обстоятельств и правовых последствий их наступления.
В первую очередь туристические компании волновал вопрос об ответственности авиакомпании за неисполнение принятых на себя обязательств по перевозке. В ряде договоров действия властей относят к обстоятельствам непреодолимой силы – то есть чрезвычайным и непредотвратимым. Однако при этом следует учесть, что юридическая практика, в том числе и арбитражная, не допускает такого вольного расширения перечня обстоятельств непреодолимой силы. Для того чтобы разобраться в этом вопросе, следует вспомнить некоторые теоретические положения.
1. Гражданское законодательство определяет понятие непреодолимой силы, не указывая прямо, какие именно обстоятельства, факты или события к ней относятся.
В пункте 3 статьи 401 ГК РФ обстоятельства непреодолимой силы определены как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства с уточнением ряда обстоятельств, которые не относятся к непреодолимой силе – например, нарушение обязанностей контрагентами, отсутствие денежных средств у должника, отсутствие на рынке необходимых товаров. Перечень исключений не является  исчерпывающим.
Аналогичное определение содержится и в ряде других нормативов. Например, в статье 255 НК РФ отмечается лишь чрезвычайный и непредотвратимый характер обстоятельств непреодолимой силы.
Законодатель нигде не дает исчерпывающего перечня обстоятельств, относящихся к непреодолимой силе, равно как и перечня исключений. Как правило, упоминается лишь сама непреодолимая сила как основание для освобождения от ответственности.
Примечателен в этом смысле первый пункт статьи 311 Кодекса торгового мореплавания РФ, который гласит: «В случае, если столкновение судов произошло случайно или вследствие непреодолимой силы, либо невозможно установить причины столкновения судов, убытки несет тот, кто их потерпел».
2. Законодатель избегает давать конкретные определения. В связи с этим на практике возникают вопросы о правомерности отнесения того или иного явления к непреодолимой силе. Но и судебная практика не всегда однозначна в оценке отнесения тех или иных событий к обстоятельствам непреодолимой силы, хотя некоторые тенденции здесь можно выявить.  
В первую очередь следует развеять миф о «непреодолимости» решений органов власти. По данному вопросу было вынесено большое количество решений арбитражных судов, категорически отрицающих чрезвычайный и непредотвратимый характер актов органов власти. Акты индивидуального применения, устанавливающие определенные ограничения, запреты, налагающие аресты, ни при каких условиях не могут считаться непреодолимой силой, так как вызваны поведением лица, в отношении которого они вынесены (см. постановление ФАС УО от 10 мая 2006 г. №Ф09-3548/06-С3, постановления ФАС МО от 30 мая 2006 г. №КГ-А40/4491-06 и от 20 января 2000 г. №КГ-А40/4305-99 и др.). Кроме того, сочтено некорректным признание обстоятельством непреодолимой силы принятие государственными органами нормативных актов в порядке обычной правотворческой деятельности (постановление ФАС ДВО от 17 мая 1999 №Ф03-А24/99-1/513).
Вынося оценку тем или иным обстоятельствам, на которые ссылаются стороны судебного процесса, суды исходят из того, что обстоятельства непреодолимой силы являются юридическим фактом в форме события, то есть обстоятельства, проистекающего независимо от воли человека. Поэтому обстоятельства в форме действия, а не события, такие как акты органов власти индивидуального характера, должны быть исключены из состава непреодолимой силы.
В то же время запретительные действия властей, носящие публичный характер, а не относящиеся к конкретному лицу, такие, например, как эмбарго, запрет импорта, а также обстоятельства общественной жизни — военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и так далее, то есть такие явления, воздействие которых происходит извне и непредотвратимо, как правило, относятся судами к обстоятельствам, освобождающим от ответственности.
Между тем признание забастовки обстоятельством непреодолимой силы также неоднозначно оценивается судами, поскольку она не всегда носит непредвиденный характер. На этот факт обращает внимание ФАС СЗО в постановлении от 08 июня 2005 г. №А56-5001/04 - забастовка по своей сути фактически является нарушением обязанностей контрагентом должника и не относится к чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельствам.
Но в другом постановлении тот же арбитражный суд отменил решение нижестоящего арбитражного суда, указав на неправильную оценку факта забастовки как не являющегося обстоятельством непреодолимой силы (постановление ФАС СЗО от 31 января 2000 г. №3558). Такие противоречия в судебной практике не единичны, поэтому однозначно говорить о возможности отнесения забастовки к обстоятельствам непреодолимой силы не представляется возможным - решение данного вопроса зависит от характера, масштаба , сроков предупреждения и других факторов, повлиявших на нарушение обязательства.
Относительно банкротства юридического лица определением ВС РФ от 6 декабря 2005 г. было разъяснено, что по смыслу нормы пункта 3 статьи 401 ГК РФ банкротство акционерного общества не относится к непреодолимой силе.
Суды однозначно считают, что преступление никоим образом не подпадает под понятие непреодолимой силы. Преступный акт является действием, а не событием, а признак непредотвратимости в любом случае отсутствует. Даже если преступление условиями договора отнесено к обстоятельствам форс-мажора, суды не всегда расценивают это как основание для освобождения от ответственности, поскольку отсутствует признак непредотвратимости (постановление ФАС МО от 12 февраля 2004 г. №КГ-А40/146-04).
Мнение судов всех инстанций сходится лишь в одном: действие разрушительных сил природы, стихии безоговорочно признается непреодолимой силой.
3. При заключении договоров стороны предпочитают расширять перечень форс-мажорных обстоятельств, чтобы максимально обезопасить себя «на все случаи жизни», зачастую относя к обстоятельствам непреодолимой силы абсолютно не соответствующие этому понятию явления. В судах такие «расширенные» перечни подвергаются сомнению, и освобождение от ответственности не наступает.
С точки зрения юридической техники эффективнее формулировать дополнительные основания освобождения от ответственности, например такие, как отсутствие вины нарушителя обязательства или вероятность неисполнения обязательства третьим лицом. Возможно также включение в договор понятия юридического форс-мажора, то есть непредвиденных обстоятельств юридического характера.
Понятие юридического форс-мажора не имеет четкого определения, и стороны договора вправе по своему усмотрению устанавливать случаи непредвиденных обстоятельств, за исключением тех, которые могут быть ими созданы или искусственно вызваны.

Георгий МОХОВ
 
Автор – юрист, генеральный директор юридического агентства «Персона Грата»
В «Большом юридическом словаре» дается следующее определение: «Форс-мажор — в гражданском праве возникновение чрезвычайных и неотвратимых обстоятельств, последствием которых является невыполнение условий договора. В результате форс-мажора одна из сторон договора невольно становится причинителем убытков другой стороне. В общем виде форс-мажор можно разделить на непреодолимую силу и юридический форс-мажор. К общему принципу определения непреодолимой силы можно отнести объективный и абсолютный характер обстоятельств – действие факторов, ставшее препятствием исполнению обязательств, должно касаться не только причинителя вреда, а распространяться на всех. К юридическому форс-мажору относятся решения высших государственных органов (запрет импорта или экспорта, валютные ограничения и др.), забастовки, войны, революции и т. п.»

23 июня на официальном интернет-сайте Министерства транспорта РФ было опубликовано следующее сообщение. В связи с неисполнением рядом российских авиакомпаний требований Ространснадзора, а также в целях приведения воздушных судов и процедур в строгое соответствие с требованиями Евросоюза, Ространснадзор и Росавиация совместным распоряжением предложили, начиная с 25 июня 2007 г. и вплоть до урегулирования полученных замечаний с Европейской комиссией, запретить выполнение регулярных, чартерных и разовых полетов в страны Евросоюза следующим авиакомпаниям: ФГУП «Кавминводыавиа», ОАО «Авиалинии Кубани», ОАО «Авиакомпания «Якутия», ЗАО «Авиакомпании «Авиалинии 400»
Кроме того, вводятся ограничения на использование самолетного парка при выполнении регулярных, чартерных и разовых полетов в страны ЕС для авиакомпаний «Красноярские авиалинии», «Уральские авиалинии», «Газпромавиа», «Атлант-Союз», UTair, ГТК "Россия". Вышеуказанным авиакомпаниям предложено срочно разработать и представить на согласование в Ространснадзор план мероприятий по устранению выявленных замечаний и исключению их повторения.
Документ предписывает Ространснадзору обеспечить получение достоверных данных о внедрении в авиакомпаниях эффективной системы качества и контроля за безопасностью полетов, соответствующей требованиям ИКАО и воздушного законодательства Российской Федерации, а Управлению воздушных перевозок Росавиации - внести ограничения в лицензии на выполнение регулярных и чартерных перевозок в виде временного запрета на выполнение рейсов либо использования определенных типов ВС при выполнении рейсов в страны ЕС.
Управлению воздушных перевозок Росавиации совместно с Управлением инспекции по безопасности полетов поручено обеспечить взаимодействие с Европейской комиссией в целях урегулирования вопросов, относящихся к компетенции авиационной администрации.

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72