Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №14, Октябрь 2010
« Вернуться к журналу  

Сыр в масле по-угличски
Воистину неисповедимы дороги тех, кто сегодня работает в туризме. Одни приходят в него, как говорится, от сохи или станка, другие — из учебной аудитории или лаборатории. Путь в туризм угличанки Елены Каневой был в почти буквальном смысле смазан маслом.

В России говорят: где  родился, там и пригодился. Это и о вас?

Наверное, да. Родилась я в Угличе, и детство мое — тут грех жаловаться — было счастливым. Сейчас почему-то вспоминается много-много снега, катание с гор на лыжах и на санках, катки и коньки, ежегодные семейные поездки на юг… Я выросла в очень хорошей семье. Моя мама – педагог, заслуженный учитель. Она  - преподаватель начальных классов, более 45 лет отдала школе. Папа, профессор и академик Международной академии холода, Франц Адамович Вышемирский — один из главных творцов советского маслоделия. Несмотря на свои 80 лет, он до сих пор в отличной форме. У него опубликовано больше тысячи научных работ, он написал семь учебников. Недавно, в канун его юбилея, вышла его первая книга для массового читателя, в которой в легкой и популярной форме рассказывается о сливочном масле и маслоделии.
После школы я пошла по стопам отца - окончила технологический институт холодильной промышленности в Ленинграде по специальности «технолог молока и молочных продуктов». Там я вышла замуж и после окончания института уехала с мужем на его родину - на север, в Нарьян-Мар, тот самый, о котором сложена известная песня «городок не велик и не мал, у Печоры у реки, где рыбачат рыбаки и живут оленеводы». Три года я проработала на местном маслодельном заводе. Потом мы вернулись в Углич, и еще четыре года я работала здесь, во ВНИИ маслоделия и сыроделия, в отделе микробиологии, где и защитила диссертацию о микробиологии сливочного масла - название диссертации длинное и затейливое.

Значит, что такое угличский продукт, вы уже давно знаете совсем не понаслышке? А как у него появилась приставка «тур»?
Мне просто хотелось попробовать себя в чем-то другом, поменять профессию. Нет, совсем не потому, что она мне не нравилась. Просто, может быть, переменилось само время, переменилось, увы, отношение к фундаментальной науке.
Мы всегда вели очень активный образ жизни, чуть ли не каждые выходные летом ходили всем семейством на байдарках, самодельных яхтах, ездили на  велосипедах. Занимаемся всем этим и сейчас, но, к сожалению, реже, чем прежде. Это - главное и основополагающее увлечение. И оба мои ребенка к такому образу жизни приучены — один с полутора лет, другой — с полутора месяцев. Старший уже тоже не мыслит жизни без активного отдыха, сам отреставрировал старую парусную яхточку, ходит на ней по Волге. Он вообще превосходит многих своих сверстников в смысле приспособленности к реальной жизни — может костер с одной спички развести, палатку поставить, приготовить пищу.
Пойдут ли дети вслед за мной в туризм? Кто знает… Лишь бы к выбранному делу  был интерес и желание, лишь бы нравилось, а там уже не столь важно — туризм или не туризм.
До сих пор есть у нас на Волге, вниз по течению, одно любимое местечко, любимый мысок, куда мы ездим постоянно. Где он? А вот этого, прошу прощения, не скажу — секрет! Вполне естественно возникло желание жить такой активной жизнью  не только для себя, показать людям, как это интересно. Год спустя  после рождения второго ребенка я не вернулась из декретного отпуска. Окончила специализированные курсы в Академии туризма  и мы основали — сначала здесь, в Угличе - туристическую компанию «Путник». Она занималась именно внутренним туризмом, приемом гостей. Это было двенадцать лет назад, в 1998 году. Одним из главных направлений нашей деятельности был активный отдых. Мы были, вероятно, первой компанией в стране, которая предлагала именно такой «полукомфортный» отдых на природе, когда с приехавшими людьми работает повар со специальным меню, артисты, опытный инструктор. Словом, активный поход с элементами шоу и комфорта в лесу.
Потом появились необычные программы приема в Угличе. Мы не хотели быть  «одними из», потому не стали зацикливаться на стандартных, общепринятых программах.
Мне тут, кстати, очень много дала школа аспирантуры. Перед тем как написать диссертацию, ты проводишь сначала маркетинговое исследование, литературный обзор: что в мире есть по этой теме, какую нишу ты можешь занять, чтобы быть чем-то отдельным. После этого начинается конкретная работа на результат, поиски нетрадиционных, нестандартных подходов. Именно так в «Путнике» появились интерактивные костюмированные программы со сценариями «Бурлаки на Волге», «Что посеешь, то и пожнешь», «Репетиция оркестра», детские программы, посвященные славянской письменности. Мы исходили из того, что турист должен не просто приехать в Углич и поглазеть на церкви, а принять живое,  непосредственное участие в каком-то историческом действе.

А как вы попали во власть?
Это уже совсем другая история. Через три или четыре года после того, как мы открыли фирму в Угличе, у нее появился филиал - второй офис в  областном центре,  который разрабатывал такие же эксклюзивные интерактивные программы по Ярославлю. Все они были на виду,  были известны далеко за пределами области. И как раз в это время, в 2007 году, глава Угличского муниципального района Элеонора Михайловна Шереметьева и предложила мне заняться развитием туризма в Угличе. Она представила  планы и перспективы развития района в области туризма, наметила основные цели и  задачи. А цели, между прочим, ставились  федерального масштаба. Для меня все это было полной неожиданностью — я во власти себя никогда не видела. Но перспектива возглавить серьезный проект  и возможность поработать с таким опытным и известным руководителем меня все же «зацепили». Да и азарт появился — как не приложить силы на пользу родного города? Забегая вперед, скажу, что, работая здесь, я получила  большой и очень полезный опыт.

И что же оказалось в этой работе самым трудным?
Поначалу это был просто шок. Самым трудным для меня оказалось то, что здесь все «шестеренки» движутся значительно медленнее, чем в бизнесе. От замысла проекта до его воплощения — путь неблизкий. Нужно оформлять массу бумаг и получать такую же массу согласований.  В бизнесе в этом отношении все проще. С представителями местного турбизнеса, кстати, мы - хотя и не сразу - нашли общий язык. Многие думали, что раз я именно из этой сферы пришла во власть, то только ради того, чтобы как-то обеспечить свой собственный интерес. Но для меня это неприемлемо, как говорят, по определению.
Второй серьезной трудностью стало неадекватное отношение общественности к туризму. Одни считают его этаким легким, ни к чему не обязывающим увлечением, другие полагают, что на эту «ерунду» вообще незачем тратить деньги. Для меня это было полной неожиданностью: до этого я варилась в совсем иной среде, четко знала, кому и зачем это нужно. Сначала я работала как-то по инерции, полагала, что это вещи очевидные и понятные для всех, а потом увидела, что меня некоторые воспринимают как неадекватного, не от мира сего человека, который то организовывает какие-то фестивали, то строит деревянные городки для детей...
За прошедшие годы в Угличе многое изменилось – благодаря усилиям руководства местной власти,  в район пришли серьезные инвесторы,  город начал интенсивно развиваться,   в том числе в плане создания туристской инфраструктуры.   Стали очевидными выгоды от развития туризма  - повысилась занятость местного населения, увеличились бюджетные поступления, город похорошел. Соответственно, и в сознании общественности произошли позитивные сдвиги в плане восприятия отрасли. Элементы недоверия, конечно, еще есть, но их питает общее отношение к туризму в стране, а не конкретном городе Угличе.
Приезд Дмитрия Медведева в Углич для проведения совещания по развитию внутреннего туризма в августе 2008 года, конечно, сделал свое великое дело и в определенном смысле обозначил иную точку отсчета. После того, как президент во всеуслышание сказал, что туризм нам нужен и внутренний туризм будем поддерживать, в чиновных головах что-то сместилось в нужном направлении. Тут, правда, совсем некстати общемировой кризис случился. Тем не менее, говоря словами Пушкина, «громада двинулась и, рассекая волны, плывет...»

«Куда ж нам плыть?» Может быть, подскажет опыт работы  Ассоциации малых туристских городов, к созданию которой вы имеете самое непосредственное отношение?
Ассоциация эта родилась сравнительно недавно, в конце 2007 года. Сегодня в нее входят семь малых провинциальных городов: Углич, Суздаль, Дмитров, Мышкин,  Елабуга, Азов и Кунгур. Сейчас идут переговоры о вступлении еще нескольких членов. Президентом ассоциации и ее идейным лидером  является Элеонора Михайловна Шереметьева.  Мы не гонимся за количеством, ассоциация не рассчитана, скажем, на 300–400 членов. Максимум их будет 15–20, но это — передовой отряд малых городов. Именно  те, что имеют самый большой резерв, чтобы в будущем «выстрелить» и сформировать  бренд «пять звезд российской провинции». Мы уверены, что малые города таят в себе большие перспективы для России.
Недавно мы подписали договор о сотрудничестве с Национальной ассоциацией  городов-курортов и исторических городов Франции, которая существует уже более полувека и имеет богатейшую историю. В нее входит свыше трехсот французских городов. Что интересно в их опыте для нас?  Прежде всего, опыт создания турпродукта в малых городах и продвижение его на рынок — в Европе эти технологии давным-давно отлажены.
Но и им тоже интересно на нас посмотреть: мы находимся в начале пути и поэтому в чем-то более изобретательны, более энергичны, более склонны к нестандартным поступкам и решениям. Недавно Углич посетил представитель этой ассоциации. Он признал, что в городе появились и гостиницы достаточно высокого уровня, и масса интереснейших музеев, и креативные фестивали. И он был просто изумлен, когда узнал, что все это появилось лишь в последние 4–5 лет!
Перенимая чужой  опыт, мы идем своим путем и в его правильности я уверена: перемены налицо, реализуется масса оригинальных проектов, города развиваются. Однако успокаиваться рано, и сиюминутными результатами обольщаться не стоит.
Самая большая беда малых городов, даже тех, которые уже чего-то добились в туризме — очень слабая инфраструктура. Я имею в виду не гостиницы, рестораны и развлекательные центры, а внешний облик города, дороги, коммуникации. Провинция при таком отношении  может просто потерять свое лицо, утратив историческую принадлежность, местный колорит и индивидуальность.  Но изменить ситуацию коренным образом можно только при поддержке федеральных властей. А ее-то и нет!
Не на строительство отелей и ресторанов нам нужны деньги из федерального бюджета, а на приведение в порядок, иногда просто на спасение того, что составляет «изюминку» любого старинного города - исторических памятников, фасадов, «начинок» старых домов, доведение их хотя бы до минимального европейского уровня. На организацию и проведение планомерной кампании по созданию положительного имиджа российской провинции на внутреннем и зарубежном рынках. Только это, остальное мы сделаем. Показательный пример — наша реконструированная волжская набережная в Угличе, кстати, мое любимое место в городе.  Укрепление берегов проведено на федеральные деньги, все остальное —  заслуга местной власти.  Это с учетом того,  что в малых городах средства  в первую очередь традиционно идут не на туризм, а на то, что мы называем «социалкой» - ЖКХ, здравоохранение.

Но как объяснить людям, что чем больше будет в их городе туристов, тем больше денег пойдет на ту же «социалку», на пенсии?
Это постоянная  болевая точка — необходимость систематической   пропаганды значимости туризма и самой концепции гостеприимства среди населения, которая — в виде продуманной идеологии и конкретных программ - должна начинаться опять-таки с федерального уровня. Когда отношение к туризму изменится на самом верху, поменяется оно и в губернии, и в уезде, и в волости, и даже в каждом отдельном доме. 
А сегодня, к сожалению, до сих пор приходится ломать систему советских стереотипов.  Наш человек как привык думать? Раз город — значит, индустрия, завод —  как, например, наш часовой — на котором работало когда-то десять тысяч человек. В цеху, у станка — вот это работа! А там, где экскурсоводы, фольклор, артисты, музейщики, инструкторы — это валяние дурака, баловство, а не работа. К сожалению,  мы не слышим со стороны высшего эшелона власти,  что туризм — не просто равноправная, но и весьма доходная и перспективная для России отрасль экономики.

Сегодня Углич и соседний Мышкин бегут, что называется, в одной упряжке. Как вы относитесь к успехам друг друга?
С соседями и конкурентами надо дружить. Хотя, строго говоря, какие мы конкуренты? У нас в туризме разные ниши, мы не соперничаем, а взаимно дополняем друг друга. И это очень большая удача, что мы находимся рядом и имеем возможность двигаться вперед вместе. Конечно, мы друг за другом — по-хорошему! - приглядываем, но дело-то мы по большому счету делаем общее.

Вы говорили о проектах, реализуемых в том числе в рамках АМТГ. Но ведь проект проекту рознь: некоторые из них — как, скажем, суздальский Праздник огурца или кукобойская Баба-Яга — имеют большой успех. Другие же — как очень неплохо задуманные «Богатырские забавы» - до сих пор ищут свое место на туристическом рынке. В чем тут дело?
Все очень просто — формула успеха того или иного проекта имеет четыре слагаемых. Первое: предварительные маркетинговые исследования и поиск собственного пути. Второе: сумма вложенных средств, ведь хороший результат немыслим без хороших вложений. Третье: профессиональная,  энергичная, нестандартно мыслящая команда. И четвертое: мощный пиар.  Если эти четыре показателя на должном уровне — успех обеспечен.

Какие европейские города кажутся вам примером для подражания?
По большей части – это маленькие исторические города, которые бережно сохраняют свои  улочки со старинными домами, где все ухожено и пропитано заботой  к историческому наследию. Таких немало в Европе— мне вспоминаются и немецкий Рюдесхайм — он находится в земле Гессен, рядом с Идштайном, нашим городом-побратимом, и французские Тур, Лош.  Они уже давно сделали то, о чем мы еще только мечтаем. По таким городкам хочется просто гулять, заходить в многочисленные кафе, дышать атмосферой старины, любоваться домами, ни один из которых не похож на другой.

А если так, то никуда не деться от вопроса: что делать с однообразной типовой советской застройкой, изуродовавшей лица многих российских исторических городов?
Если такой «шедевр» рубит, что называется, по живому историческую ткань старинного города, то, безусловно, расселять и сносить. Но это - дело чрезвычайно дорогое, поэтому типовые дома нужно по возможности индивидуализировать, поощряя тех, кто пытается это делать, а не ставя им палки в колеса. За рубежом внимания достоин опыт индивидуализации типовой застройки, накопленный в Восточном Берлине. А у нас весьма заметных, хотя и неоднозначных результатов достиг небольшой, но очень древний городок Боровск в Калужской области.

Вы, судя по фамилии отца, происходите из дворянского рода, а практически все дворяне имели собственный девиз. Какой вы выбрали бы для себя?
Верить. Творить. Созидать.

Беседовал Георгий ОСИПОВ

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Ф. И.О.  Канева Елена Францевна
Место рождения — Углич, Ярославская область
Образование — высшее
Знание языков - английский
Должность — заместитель главы Угличского муниципального района, исполнительный директор Ассоциации малых туристских городов
Место жительства — Углич
Семейное положение — замужем, двое сыновей

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72