Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №4, Апрель 2010
« Вернуться к журналу  

«Иде Ольга в греки...»
Русское паломничество как культурный феномен


Паломничество как явление общественной и культурной жизни еще совсем недавно казалось символом давно минувших дней. Как написанные около тысячи лет назад слова из записок игумена Даниила: «...Понужен мыслию своею и нетерпением моим, похотех видети святый град Иерусалим и землю обетованную». Со времен первой «паломницы» - княгини Ольги - путешествие к любым святым местам было делом хоть и достаточно массовым, но сугубо индивидуальным. Да и все эти бродяги, странники, пилигримы, ковылявшие от церковки к церковке, от святыни к святыне, считались людьми малость не от мира сего.
В советские времена большинство святынь бесследно исчезло с лица земли,  «паломничать» к тому, что еще оставалось, было иной раз просто небезопасно, а экскурсионные группы больше напоминали полуподпольные кружки единомышленников. «Помню брошенный храм под Москвою. Двери настежь и купол разбит...» - эти строчки Ирины Ратушинской были написаны как раз во время  «тайного» паломничества.
Давно уже никто не бродит в лаптях по большим дорогам и не пробирается забытыми тропами к полуразрушенным храмам. Однако вот официальная статистика 2009 года: Валаамский архипелаг посетили около ста тысяч человек, Соловецкий — более двадцати тысяч, Святую же землю «похотех видети» и вовсе полмиллиона человек, из них более половины — именно паломники. То есть те, кто прибыли на землю обетованную специально для встречи с ее святынями. Сегодня российский паломник может выбирать любой из почти полутора сотен возможных маршрутов, и выбор растет постоянно.

«Православная обувь»
Слово «паломник» происходит от слова «пальма» - именно пальмовыми листьями приветствовал народ Христа, входившего в Иерусалим. Хотя, возможно, правы и те, кто выводит это слово от прилагательного «палимый» - палимый духовной жаждой.
Возможно, такими были те, кто двадцать лет назад начал возрождение русского паломничества на небольшом столике в обувном магазине напротив Новодевичьего монастыря — старейшую в России паломническую службу «Радонеж» до сих пор многие по старой памяти в шутку величают иногда «православной обувью». Юбилею «Радонежа» был посвящен ряд мероприятий - семинар, встречи с организаторами паломнических поездок, большой рекламно-информационный тур, о которых недавно писал «ТБ».
Ветеранам паломнических поездок памятны первые осенние ночевки в Оптиной пустыни — в неотапливаемых помещениях, под пыльными матрасами. Сегодня Оптина пустынь, переданная РПЦ в 1987 году, — это 12 храмов, летом — свыше 200 (!) автобусов в день, уютная паломническая гостиница на 80 мест (стоимость проживания — 200 рублей за ночь) и гостевые дома вокруг монастыря.
В Государственном Историческом музее в конце прошлого года состоялась готовившаяся много лет выставка, посвященная тысячелетию русского паломничества. Она пользовалась повышенным вниманием заинтересованной аудитории. А вот специализированный музей русского паломничества, находящийся на Крутицком подворье, к сожалению, не принадлежит к числу самых популярных в Москве.
Но насколько правы те, кто видит в возрождении паломничества явление сугубо церковного свойства? Не секрет, что к этому факту часть московского духовенства относилась — и относится - с явным неодобрением. Мол, истинно православному положена одна дорога — из дома в заключающий в себе целый мир (зачем какие-то поездки?) свой приходской храм и обратно, и nec plus ultra — не дальше.
Паломничество же — нравится это кому-то или нет — давно вышло за рамки церковной ограды. Хотя бы в связи с бурным развитием в последние десятилетия туризма - одной из доходных отраслей мировой экономики. Родился термин религиозный туризм. Каковы взаимоотношения между паломничеством и туризмом? Допустим ли показ «светских» достопримечательностей во время паломнических поездок — например, языческих храмов и древних театров в Греции? От ответа на эти вопросы — при максимуме такта и деликатности - никуда не уйти.
Кажется, лучше всего сказал отвечающий за прием гостей в Троице-Варницком монастыре, на родине Сергия Радонежского, инок Савва. «Всех тех, кто приезжает к нам, - объясняет он, - мы, условно говоря, делим на три группы. Одни попали в наш монастырь случайно, другие что-то слышали о его святынях и решили познакомиться с ними лично. И третьи — это, конечно, воцерковленные люди. Так вот, свою задачу мы видим в том, чтобы как можно больше людей из первой группы перешли во вторую, а из второй — в третью».
Неисповедимы пути Господни, и никогда и никому не дано знать, когда, где и как конкретный человек встретится с Богом, да и встретится ли вообще. Но если хотя бы несколько или даже один человек из вроде бы чисто светской группы посмотрит на себя после поездки иными глазами, начнет жить по-иному — значит, паломническая служба работала не зря. Но это — только одна сторона, пусть и главная.

Трудная дорога
Другая — в том, что паломник во время поездки встречается не только со святынями и представителями духовенства. Все больше монастырей и храмов имеют при себе приюты, школы, гимназии, училища для подрастающего поколения. Опыт некоторых из них, например, приюта для девочек-сирот (сегодня в нем 60 воспитанниц) при Никольском Черноостровском монастыре в Малоярославце, существующего уже почти два десятилетия, безусловно, достоин изучения. Но работники таких приютов — люди обычно не публичные, сторонящиеся телекамер и прочего пиара. Кто еще может разнести «благую весть» о них посредством вечного и надежного «сарафанного радио», как не паломники?
Когда-то давно храмы и монастыри были не только очагами культуры, но и форпостами освоения новых земель. Похоже, возвращается ветер на круги своя. Сколько заброшенных захолустных уголков, особенно в нечерноземной России, может начать возрождение благодаря открываемым храмам и монастырям? Есть в Калужской области старинное село Клыково, в котором когда-то дворяне Полторацкие, родичи Анны Керн, построили великолепный, но заброшенный в советские времена храм. Совсем недавно вокруг храма сложился монастырь, в котором провела последние свои дни знаменитая праведница, схимонахиня Сепфора, умершая в 1997 году в возрасте 101 года. Поток паломников и просто любопытствующих растет так быстро, что за судьбу некогда умиравшего села теперь можно быть спокойным.
В оренбургской глуши буквально на пустом месте возникла Троицкая обитель милосердия, совмещающая в себе монастырь, детский приют для мальчиков, богадельню, православную гимназию и даже музей со вполне светскими экспонатами.
Комплекс уникальных музеев, входящих в состав Алексеевской обители (между Переславлем-Залесским и селом Новым на федеральной трассе «Холмогоры») становится все более заметным на туристической карте Ярославской области. А сколько таких полузабытых углов благодаря паломническим группам, неизменно готовым мириться с отсутствием самого элементарного комфорта, еще вернется в культурный оборот?
Помогает «паломнический фактор» и в постижении — особенно молодым поколением паломников - неизвестных, а для кого-то и неудобных страниц отечественной истории. Тема сталинских массовых репрессий, мягко говоря, нынче не в моде. А реальность демонстрирует, например, поездка в Бутово, к открытому недавно храму-музею Новомучеников и Исповедников Российских, поставленному возле рвов, в которые только в 1937–1938 годах полегло, по самым скромным подсчетам, более 26 тысяч человек.
В храме — не только иконы и свечи, но и сотни фотографий казненных, их личные вещи, найденные в расстрельных рвах. Насколько страшно и с новым смыслом звучат в этой крипте хрестоматийные строки: «А такое оживит внезапно бредни и покажет коммунизма естество и плоть». Такие, доныне тщательно скрываемые «бутовские полигоны» есть при каждом областном центре... И какие еще сюрпризы, открытия и загадки таит в себе дорога к храму?

Георгий ОСИПОВ

Тверские святыни
Паломнический маршрут Тверь – Торопец формально еще не существует, но для его появления на карте религиозного туризма остается сделать совсем немного. Прежде всего, должен быть восстановлен Корсунско-Богородицкий собор в Торопце, специально построенный в конце XVIII для Корсунской иконы Божьей Матери, связанной с именем Евангелиста Луки. Он написал не только самое подробное из четырех Евангелий, но и книгу Деяний апостольских. Луке также приписывается авторство первых икон - образа Богородицы, апостолов Петра и Павла, в том числе и Корсунской  иконы.
Из Твери в Торопец можно попасть, свернув с объездной трассы на Старицу, затем через Ржев выйти на Новорижское шоссе и, проехав через Оленинский, Нелидовский, Западнодвинский районы, свернуть на 392-м  километре на Торопец. Если же ехать только по Новорижскому шоссе, нужно быть готовым к тому, что первый указатель на Торопец появится у поворота на 392-м километре, откуда до Торопца остается проехать еще 21 км. 
Но гораздо интереснее проехать именно через Старицу — один  из самых древних и славных городов Тверской земли (от нее до Торопца — 280 км). Даже если вы торопитесь, а путь до Торопца неблизкий (280 км от Старицы), стоит посетить древний Свято-Успенский монастырь, который сегодня уже практически восстановлен. С ним неразрывно связана судьба первого русского Патриарха Иова.
2 июля в монастыре пройдут торжественные мероприятия, посвященные его 900-летию, хотя в тверской печати высказывается мнение, что обитель основана на четыреста лет позднее.
Торопец - древняя столица славян-кривичей. В Западнодвинском районе и в самом городе с недавних пор имеются современные объекты размещения, поэтому у этого паломнического  маршрута, несомненно, есть будущее. Многие паломники уже приезжают сюда - на родину Патриарха Тихона (Белавина).
Проезжая по трассе М-9, которая в последнее время интенсивно обновляется, мы можем посетить родину еще одного выдающегося русского религиозного деятеля. В деревне Береза Оленинского района в 1998 году установлен памятный крест равноапостольному святому архиепископу Николаю Японскому - основателю Русской православной церкви в Японии. В миру Иван Дмитриевич Касаткин родился 1 (13) августа 1836 года в Березовском погосте Бельского уезда Смоленской губернии, ныне деревне Береза Оленинского района Тверской области.
Золотые купола восстановленного торопецкого Корсунского собора, стоящего над озером Соломено, видны издалека. Сейчас здесь находится список Корсунской иконы. Но верующие надеются увидеть здесь и подлинник Корсунско-Эфесской иконы Божьей Матери, которую сегодня также называют Торопецкой. Считается, что Святой Лука написал ее с натуры. Есть предание: когда Пресвятая Дева Мария увидела свое изображение, то якобы сказала: «Благодать Родившегося от Меня и Моя милость с сими иконами да будет».
Высказывается две версии попадания святыни на Русь. Первая говорит о святом равноапостольном князе Владимире, который привез икону в год крещения Руси, в 988 году, из Херсонеса (Корсуня) сначала в Киев, а потом в Новгород. Другая - о дочери полоцкого князя Георгия Предиславе, в монашестве Ефросинье, игуменье Полоцкого женского монастыря. Она письменно ходатайствовала перед византийским императором Мануилом и патриархом Лукой Хрисоверхом отпустить к ней эту икону, находившуюся тогда в Эфесе, там, где окончила свои земные дни Пресвятая Богородица.
Просьбу игуменьи исполнили, и икона прибыла в Полоцк около 1162 года.  Нельзя, конечно, полностью исключать и то, что икона сначала попала в Киев, а уж затем в Полоцк. То, что она на самом деле была в Полоцке, подтверждает и древнее предание о женитьбе святого благоверного князя  Александра Невского.
В 1239 году (по некоторым источникам - в 1238 году) князь новгородский и торопецкий Александр Невский венчался в Богородицком соборе Торопца с дочерью полоцкого князя Александрой Брячиславовной, которая привезла с собой из Полоцка в Торопец икону. После венчания реликвия долгое время  оставалась в иконостасе собора. Празднование иконы проходило ежегодно 9/22 октября.
В 1676 году в честь иконы в Торопце был построен первый каменный собор, который разобрали после одного из пожаров. В 1795 году началось строительство ныне существующего здания. В книге известного исследователя древнерусского искусства А.А. Галашевича «Торопец и его окрестности» есть информация о том, что в 1960-е годы Корсунская икона Божьей Матери попала на реставрацию в Русский музей, где и было подтверждено ее древнее византийское происхождение. К тому времени на иконе сохранилось только изображение одеяния Марии и младенца Христа. Лицо и руки, видимо, были полностью утрачены.
Достойно сожаления, что недавно Корсунская икона Божьей Матери была доставлена из Русского музея в церковь Александра Невского в коттеджном поселке «Княжье озеро», что на 82-м километре Новорижского шоссе.

Виктор ГРИБКОВ

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72