Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №3, Март 2010
« Вернуться к журналу  

Ген любви к скорости
Этого человека можно встретить на улицах Петербурга. Невысокий, подвижный, с аккуратно подстриженной седой бородой и живыми глазами. Говорит быстро, увлеченно, с пониманием дела. Зовут его Дмитрий Андреевич Достоевский. С детства он, правнук великого писателя с мировым именем, старался лишний раз не упоминать о своем происхождении. Ведь классиков считают национальным достоянием -  называют их именами улицы, изучают в школе, открывают музеи. А тут правнук – «настоящий», живой человек со своими достоинствами и недостатками.
- На самом деле моя жизнь с известной долей условности разделена на две неравные части, – говорит Дмитрий Андреевич. – Первая – это моя личная судьба. Вторая неразрывно связана с деятельностью прадеда. О первой распространяться я не очень люблю.
И напрасно. Потому что человек он прелюбопытный. Сознательно отказался от получения высшего образования, но хорошо говорит на двух иностранных языках, владеет почти двумя десятками рабочих специальностей, включая и такую экзотичную, как огранщик алмазов. Все это не раз пригодилось ему в путешествиях.
- Однажды я отправился отдыхать на наш юг. Как водится, снял комнату у частника, – делится он воспоминаниями. – И только было порадовался, что живу в ней один, как хозяин тут же подселил еще пару человек. Но мне повезло. В доме сломался телевизор «Радуга», который производился в Ленинграде. Будучи мастером по ремонту этих телевизоров, я довольно быстро справился с возникшей проблемой. И тут же снова оказался полновластным хозяином целой комнаты. Более того, хозяин повел меня в погреб, где стояли бочки с вином, дал кувшин и показал, из какой бочки нужно брать напиток. Когда я спросил, почему именно из нее, он ответил, что другие бочки для отдыхающих – в них для крепости добавляется куриный помет…
Дмитрий Андреевич не был крещен в детстве, но, будучи уже взрослым, стал ходить на церковные службы. У него чистая, почти «старорежимная» русская речь. А еще по мужской линии ему привился «ген любви к скорости».
- Мой дед разводил скаковых лошадей, отец был без ума от езды на мотоцикле, а для меня предмет гордости – хороший автомобиль, – продолжает он. – Не люблю закостенелости – мне нужна смена впечатлений и чувств. Возможно, именно поэтому я так часто менял специальности: когда достигал определенных вершин, интерес пропадал, и начиналось освоение новой профессии. Даже водителем трамвая работал, потому что хотелось путешествовать. Хотя бы в пределах своего маршрута.
- Как вы думаете, передается ли по наследству ген азартного игрока?
- Возможно. Иногда он во мне пробуждается. Был я как-то в Баден-Бадене, в казино. Как почетному гостю мне выдали бесплатный билет. И через полчаса я вдруг поймал себя на мысли, что меня уносит в некое виртуальное состояние. «Система Достоевского», описанная в романе «Игрок», существует, и она - выигрышная. Надо только вовремя остановиться. В Баден-Бадене я поставил на кон 36 марок, а через полчаса у меня их было уже 180.
- За границей вы побывали задолго до того, как рухнул «железный занавес»…
- Это верно. За рубежом -  в Германии и на Кубе - я оказался еще во время службы в вооруженных силах. До сих пор отлично помню, какое неподдельное любопытство мы вызывали на острове Свободы. Кубинцы со своими сигарами целыми гроздьями висели на окружающих воинскую часть заборах, рассматривая нас, блондинов. Увы, нас за эти заборы не выпускали…
А будучи в Германии, я с удовольствием слушал музыку, которую в Союзе тогда нещадно «глушили». Более того, сумел записать многие мелодии, которые по возвращении друзья и знакомые переписывали. «Достать» их в то время в нашей стране было почти невозможно.
- Вас часто приглашали на Запад для участия в различных конференциях и съездах, вы много раз бывали в Германии. Какие самые сильные впечатления от этой страны?
- Мне довелось побывать в Германии, когда рушили Берлинскую стену. Но меня поразило не то, что обычно символизирует падение «железного занавеса». Представьте себе сценку: с западной стороны прибывает поезд, на котором приехали настоящие бюргеры – радостные, с разодетыми детьми и женами, готовые расцеловать всех, кто наконец-то выбрался с освобожденного от влияния «советов» востока. А навстречу им едут бритоголовые парни с косыми взглядами…
Было и другое. Однажды я с друзьями, которые сумели перебраться в ФРГ задолго до событий начала 1990-х, ездил на экскурсию по территории ГДР. Повествование о стене и даже минных полях за ней не слишком привлекло их внимание. А вот увиденное в городке, где я когда-то служил, повергло в шок. «Почему вы так остро реагируете?» - спросил я. «Мы как будто вернулись на двадцать лет назад. Такого не увидишь ни в одном музее мира», - ответили они.
- Что для вас означает слово «отдых»?
- Для меня это действие, которое я совершаю не по необходимости, а по зову души. Например, я с детства люблю работать с деревом. Даже не знаю, почему меня к нему так тянет. С большой гордостью говорю, что в квартире все сделал своими руками. А когда появилась дача, то поле деятельности расширилось до огромных размеров. Третий год переделываю там все так, как я хочу. И очень доволен.
- Вы немало поездили по миру, бывали в разных странах. Хотелось где-нибудь задержаться подольше, может быть, даже остаться навсегда?
- Страна, откуда я взаправду уезжал со слезами, действительно есть. Это Сербия. Почему? Потому что местные жители - это мы сами. Только нравственно более здоровые. Я, как человек идущий дорогой веры, вижу - они очень верующие. И более культурные.
Однажды, когда мы ехали с известным в этой стране режиссером драматического театра, у нас заглох автомобиль. Нашему спутнику было очень неудобно, что такое случилось с его гостями, и он попробовал остановить какую-нибудь попутную машину. Тут же притормозило шикарное новое авто, из которого вышел красавец-мужчина. Черногорец, которого явно можно было отнести к категории «новых». Без всяких разговоров, не зная нас, он не только отвез до нужного места, но вернулся и дотащил режиссерский обшарпанный «Опель» до сервиса. Скажите, способны ли наши «новые русские» на такой поступок? Сомневаюсь.
Или еще. Сидит бабулька, торгует тыквенными семечками. Мимо проходит сербский солдат. Она догоняет его и задаром всыпает в его карман стакан семечек. Такие вещи очень сильно влияют на отношение к стране.
- Куда бы вы хотели еще поехать?

- В Латинскую Америку. На одной из недавних конференций делегаты, представляющие эту часть света, убедительно доказали, что творчество моего великого прадеда там знают не хуже, чем в Европе. И вполне вероятно, что через какое-то время доберусь до этого далекого, но очень интересного с разных точек зрения континента.
Беседовал Владимир СЕРГАЧЕВ

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72