Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №3, Март 2010
« Вернуться к журналу  

Соло на саксофоне
Доктор Штефан Штайн уже 20 лет работает в России и сегодня возглавляет туристическое представительство и торговую палату Гамбурга в Санкт-Петербурге. Он убежден, что туризм имеет перспективы в той стране, где от пограничника, таможенника, официанта, директора театра и гостиницы, высокопоставленного чиновника и водителя такси можно ждать открытости и доброжелательности. Ведь каждый из них - визитная карточка города, а каждый турист - потенциальный инвестор, который своим приездом уже вложил деньги в экономику и дает работу местным жителям.

Доктор Штайн, ваше имя у многих ассоциируется с Гамбургом – некогда вольным городом.
Гамбург был вольным городом почти 1100 лет. Гамбургские купцы, защищаясь от пиратов, грабивших суда на Эльбе и Северном море, более трехсот лет назад создали торговую палату, которая имела свои военные корабли. Купцы защищали себя сами, и потому город не платил налогов кайзеру. Последний был согласен с этим, поскольку товары, которые шли через Гамбург, увеличивали богатство Германии.
Сейчас Гамбург платит налоги, но он сохранил статус самостоятельного города и земли, так же как Петербург одновременно является городом и субъектом федерации. Благодаря свободе Гамбург был и остается одним из самых богатых и процветающих городов Германии.

Как вы оцениваете Петербург с точки зрения туриста?
Санкт-Петербург - очень красивый и привлекательный для инвесторов и туристов город. Но ему есть над чем работать и к чему стремиться. Надо сделать так, чтобы гость захотел сюда вернуться и привезти еще нескольких своих друзей. Общепризнано, что самая лучшая реклама - это отзывы родных и знакомых о своих путешествиях.
Я не понимаю, почему Петербург до сих пор не имеет своего слогана и логотипа. Как только его не называют - и «Северная Венеция», и «Северная Ривьера», и «Окно в Европу». Но это только реклама другим регионам. Уже давно многие города мира для привлечения иностранных туристов, формирования собственного имиджа и лучшей узнаваемости придумали себе слоганы. Например, Стокгольм - «Красота на воде» (Beauty On Water), Копенгаген - «Прекрасный Копенгаген» (Wonderful Copenhagen), Нью-Йорк – «Большое яблоко» (The Big Apple). Кстати, конкурс на лучший слоган можно было бы провести среди горожан.

Каковы были ваши впечатления от первой поездки в Советский Союз?
Впервые я приехал в СССР из Берлина в 1976 году еще студентом, в рамках программы молодежного обмена. Надо сказать, что я был весьма «левым» студентом, Москва и Ленинград мне понравились. В Ленинграде я жил в гостинице Дворца молодежи, в Москве – в «Спутнике». Конечно, многое мне было непонятно и удивительно: например, я не понимал, почему я должен продать кому-то свой пуловер и джинсы, которые мне самому были нужны.
Но люди мне понравились, понравилась архитектура, наконец, я впервые увидел белые ночи. Однако у меня не было тогда никаких планов связать свою судьбу с этой страной.

С Россией вас связала любовь?
Да, я познакомился с моей будущей женой. Это, наверное, была единственная женщина в Советском Союзе, которая не мечтала перебраться в Германию, а хотела остаться дома, в Калининграде. Она попросила меня найти такую работу, чтобы я мог находиться в Москве. Тогда я пошел в TUI (Tourism Union International) – это одна из крупнейших в мире туристических компаний, со своими самолетами, отелями и с годовым оборотом порядка 15 миллиардов евро. Итак, я пошел в отдел TUI, который занимался Восточной Европой, и спросил, нужен ли им представитель в Москве.
Меня приняли, можно сказать, с распростертыми объятиями, так как они давно искали такого человека. В то время уже около 70 тысяч немецких туристов ежегодно посещали Советский Союз, но представителя компании в Москве не было, не существовало и хороших принимающих фирм в СССР, так как весь туристический бизнес здесь был представлен «неповоротливыми» государственными структурами - «Интуристом» и «Спутником». Так в 1989 году я оказался в Москве.

Наверное, это был очень специфический период вашей жизни.
Специфический и неповторимый! Поскольку турбизнеса в современном понимании этого термина в СССР просто не существовало, имелся страшный дефицит гостиниц, транспортной инфраструктуры, привычного для европейцев питания – да, в общем, всего! – моя работа была отчасти похожа на выступление клоуна, который должен был своими шутками и ужимками «смягчать» впечатление немцев от советских бытовых недостатков.
Без ложной скромности скажу, что это была импровизация высокого уровня. Например, у меня была советская машина (я не мог привезти иномарку, так как ее негде было бы ремонтировать), в авто всегда имелся ящик шампанского и ящик водки. Когда немецкие туристы начинали жаловаться, что, мол, завтрак не такой, как следует, и что из душа идет песок вместо воды, я сразу доставал спасительные бутылки, и, как правило, ситуацию удавалось спасти.
Помню, один раз я принимал группу, которая представляла собой довольно активный коллектив, сложившийся в одной немецкой пивной. Люди каждый вечер в Германии собирались в одном баре, естественно, со временем сплотились, и вот решили все вместе посетить СССР. Они прилетели в Шереметьево, я же в это время решал вопрос с их заселением в отель. Пришел в гостиницу, а там по телевизору выступал Кашпировский. Все дамы на стойке регистрации, как загипнотизированные, смотрели на экран. Я им говорю: «У меня группа, столько-то человек, надо заселить». А они отвечают: «Да тише вы, Кашпировский выступает!»
Мне пришлось набраться терпения – это вообще было незаменимое качество при работе с советскими организациями! – и дождаться окончания сеанса. Правда, потом выяснилось, что брони на моих туристов нет. Я помчался на машине в аэропорт и сразу же достал свои спасительные ящики. В общем через некоторое время ситуацию с расселением удалось «разрулить», но, уезжая, мои туристы сказали: «Мы поняли -  мы заказали на две недели Шереметьево!»

Как проходило ваше знакомство с «одной шестой» частью мира?
После событий 1991 года обычных немецких туристов на некоторое время совсем не стало, но начал развиваться бизнес-туризм, так как немецкие инвесторы заинтересовались новой Россией. У меня был уже хороший офис в Москве и около пятидесяти сотрудников, я организовывал деловые ознакомительные поездки для немецких предпринимателей, презентации и выставки – не только в Москве и Петербурге, но и в Нижнем Новгороде, Новосибирске, в других регионах. Провинциальный туристический рынок был еще специфичнее, чем столичный.
Например, приезжаю в город, прихожу в лучшую, а иногда и единственную гостиницу и говорю: «Мне нужно забронировать сто номеров». Отвечают: «Это невозможно ни при каких условиях!» – «Позовите директора!» – «У нас нет директора, разговаривайте с нами». Тут я сообщаю, что могу сделать стопроцентную предоплату в валюте. Проблема решается за одну минуту.
Теперь – транспорт. Выхожу на улицу, выбираю самый приличный по внешнему виду автобус и предлагаю водителю взять его в аренду. Он, естественно, гордо отвечает, что едет тогда-то по такому-то маршруту, и что все билеты якобы проданы. Тогда я предлагаю ему сто марок наличными. Шофер мгновенно реагирует, говорит, что готов ехать со мной хоть на край света, покупает за свои деньги все сорок билетов, и автобус для немецких бизнесменов мой!
Да, это был бесценный опыт общения с русским бизнесом, который невозможно получить на семинарах или из учебников.

В это время в России происходили переломные события.
Наступил второй путч 1993 года. Тогда я единственный раз в жизни подумал, что пахнет керосином и, наверное, придется собирать чемоданы. Когда неподалеку от моей московской квартиры стали слышны выстрелы, по телевизору запустили «Лебединое озеро», а из посольства Германии позвонили и сказали, что в самолете оставлены два места для меня, я почти решился на это, но… остался! Я вновь проявил терпение, которое столько раз помогало мне в СССР, и не прогадал.
По сути, в это время я оказался иностранным монополистом на туристическом рынке Москвы. Простых туристов не было, бизнес-туристов – тоже, но россияне получили возможность выезжать за рубеж и начали пользоваться этой возможностью по полной программе, восполняя дефицит прежних десятилетий. Это был настоящий бум! И тогда я сказал в TUI: почему, с нашими возможностями, мы не делаем чартеры для россиян, ведь спрос на такие туры просто огромен? С 1993 года я начал организовывать чартеры в Испанию, в первую очередь – на Мальорку.
Затем мы узнали, что максимум того, что может предложить местный рынок для зимнего отдыха – это Болгария. Но что делать зимой в Болгарии, если, паче чаяния, там не выпадет снег? Возникла идея «сделать» Австрию. Я полетел в Инсбрук. К сожалению, этот город лежит в долине, где тщательно контролируется уровень шума, и они отказались принимать у себя Ту-154. Тогда я поехал в Зальцбург – и меня приняли «на ура»: там была очень высокая заинтересованность в туристах из России.
Когда наш первый чартерный Ту-154 приземлился в Зальцбурге, весь аэропорт был облеплен фотографами: ведь это был первый самолет из Москвы, прибывший сюда со времен Второй мировой войны. Я спустился по трапу в огромной собольей шапке, подаренной мне в администрации президента России, и с тубой, в которой лежали свернутые плакаты, наперевес. А на следующее утро в местной газете была опубликована моя фотография в таком виде и с заголовком: «Русская мафия приехала!»
Все эти чартеры были очень успешны. Достаточно сказать, что до тех пор, пока не сформировались первые по-настоящему профессиональные туроператоры местного рынка, наша прибыль зашкаливала за сто процентов, а годовой оборот достигал 60 миллионов долларов.

По образованию вы музыкант, а сейчас играете?
Я учился в консерватории по классу кларнета и получил диплом музыковеда. Подрабатывал игрой в барах и ночных клубах, за что меня ругала моя мама, и увлекался джазом, вопреки запретам моего профессора. Позднее я получил второе высшее образование и степень доктора за работу по экономике СССР.

У меня есть дома саксофон, иногда, под настроение, я играю. Но, конечно, хуже, чем раньше – ведь в музыке, как и в спорте, нужно тренироваться ежедневно, а на это времени сейчас практически не остается. Кстати, в Петербурге среди бизнесменов тоже есть немало музыкантов – например, мы как-то играли на саксофонах с директором ЛЕНЭКСПО Сергеем Алексеевым.

Любите ли вы путешествовать?
У меня есть три варианта путешествий. Я имею дом в Калининграде и когда бываю там, то отдыхаю на берегу Балтийского моря – гуляю по песчаным дюнам, дышу свежим морским воздухом, собираю грибы в лесу, парюсь в бане. Зимой езжу в солнечные экзотические страны, где тепло и много фруктов. Бывал на Шри-Ланке, Тенерифе, в Гоа, Кении и Южной Африке.
Я согласен с врачами-специалистами, которые утверждают, что отпуск лучше делить на две части и отдыхать два раза в год по десять-двенадцать дней. Летний отпуск провожу в России или в Европе. Мои любимые страны – Италия, Испания, а в России стараюсь ездить в регионы. В планах – посетить Соловки, Алтай, лучше познакомиться с Уралом.

А на Камчатке хотите побывать?
Это моя мечта! Но это настолько дорогое направление, что на путешествие на Камчатку я еще не заработал. Буду копить деньги!

Евгений ГОЛОМОЛЗИН
 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72