Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №17, Декабрь 2009
« Вернуться к журналу  

Семь дней, шесть ночей
«Государева дорога»  в масштабе нацпроекта


Федеральная трасса «Россия» - знаменитый тракт, некогда прославленный двумя Александрами - Радищевым и Пушкиным. Один, как известно, предпочел путь из новой столицы в старую, другой отправился на берега Невы из первопрестольной, но книги своей, к сожалению, не окончил. До середины позапрошлого века другого пути из столицы в столицу просто не существовало.  В начале нынешнего века «государева дорога» может претендовать на статус самого масштабного межрегионального проекта в сфере туризма.

Зеркало истории
Скорости передвижения в прежние времена сильно разнились. Люди в больших чинах с эполетами добирались из одной столицы в другую за три-четыре дня. Люд попроще – поэт Пушкин, напомним, согласно чиновному формуляру был всего лишь коллежским секретарем - мог в ожидании трех положенных ему лошадей проводить на ямских станциях до недели. Знал московско-петербургский тракт случаи и совершенно особые. Например, самая медленная езда полагалась… императору, которому надлежало ехать из Петербурга в Москву в течение семи дней.
Сохранилось «коронационное расписание» 1801 года, когда в Москву следовал Александр I. Воспроизведено оно в книге Н. Эйдельмана «Твой XVIII век». В первый день царский кортеж проходил 184,5 версты (ночуют в Новгороде). Во второй – 153 версты  (ночуют «в Валдаях»), в третий – всего 92 версты (ночевка в Вышнем Волочке или, если пройти на 80 верст больше, в Торжке),  в четвертый – 134 версты до Твери, в пятый – 113 верст до Пешек, в шестой – всего 50 верст до Петровского дворца. И только на седьмой день «имел быть торжественный въезд в столичный город Москву».
Происхождение свое обычай сей вел из столь милого сердцу последнего самодержца XVII века. В ту пору богатство и знатность предполагали езду неторопливую, и в расположенный всего в семидесяти верстах от Москвы Сергиев Посад царь на богомолье ехал в течение… все той же недели. Так что путь между столицами вполне заслуженно носит титул «государевой дороги».
Совершенно особый ее характер чувствовали и наиболее проницательные наши современники - академик Дмитрий Лихачев еще в конце 1980-х годов предлагал постепенно превращать дорогу в сплошное, растянутое на сотни километров поселение, агломерацию протяженностью 706 километров. Кто знает - возможно, сегодня Пушкин сравнил бы нынешнюю «государеву дорогу» со старым-престарым деревом, корни которого глубоко уходят в родное русскому народу Волго-Окское междуречье, а вершину раскачивают ветры Балтики. И карабкаясь вверх по его стволу (или спускаясь вниз), отдыхая иногда на сильных и раскидистых ветвях, можно увидеть срез практически всей российской истории.
Рассказ о прославленном тракте – вовсе не эскиз путеводителя (хотя, как ни странно, такового до сих пор не существует), а попытка заинтересовать турбизнес перспективным проектом с трудной судьбой.

От кремлевских звезд
В 1935 году, после того как с кремлевских башен сняли двуглавых орлов, на них поставили звезды, украшенные уральскими самоцветами. Ненадолго: московский климат сделал свое дело, через полтора года несколько потускневшие звезды пришлось снять. Но одну сохранили, как говорится, для истории, и поставили на шпиль Северного речного вокзала. Где она по настоящее время и пребывает, весьма своеобразно отмечая начало пути на Петербург.
Этот участок пути, еще недавно совсем унылый, сегодня совершенно изменил свой характер. И никто уже не вспомнит старинный красавец-мост, некогда соединявший берега канала Москва - Волга. Из эксплуатации его вывели очень давно, но и после этого он еще лет десять простоял на берегу, тускнея и ржавея (а ведь мог бы еще послужить, как два моста с московской кольцевой «железки»). Ветераны расскажут, что именно этот мост был самой восточной точкой продвижения немцев в битве под Москвой. В первых числах декабря сорок первого года два или три шальных немецких мотоцикла, прорвались, на свою беду, через мост…
Бестрепетно проскакивает современный автомобилист и поворот в сторону аэропорта Шереметьево-2. Развязка как развязка, если не считать того, что одной из первых построена около полувека назад на подмосковных дорогах. Ограждение, выкрашенное в белоснежный цвет с ярко-красной полосой в середине, в начале 1960-х казалось сущим чудом. Кто не помнит ставший классикой фильм «Берегись автомобиля»? Сцены погони инспектора за Деточкиным снималась именно здесь.
Впереди – подмосковный Солнечногорск, известный своими нескончаемыми автомобильными «пробками», порожденными отсутствием объездной дороги.  Но не только. В Солнечногорске сохранились постройки путевого дворца, и с недавних пор это место украшает город и привлекает сюда туристов. После реконструкции комплекса зданий и обустройства территории здесь разместился единственный в своем роде Музейно-выставочный центр «Путевой дворец».
В полутора десятках километров расположено одно из самых известных подмосковных имений – многострадальное Шахматово Александра Блока. Многострадальное оттого, что сгорело оно, как известно, еще в революционные годы, а восстановлено было совсем недавно, после долгих десятилетий бюрократических проволочек.
Зато другой усадьбе, расположенной прямо на трассе, несказанно повезло. Речь идет, конечно, о доме Петра Ильича Чайковского в Клину. Уже через полгода после его смерти стараниями брата Модеста Ильича в доме открылся музей - третий в мире (!) музей, посвященный композитору. Дом и парк при нем сохранились практически в неизменном виде.
Другая судьба у клинского путевого дворца –  исторический облик здания утрачен.

Тверская старина
Следующий за Клином участок дороги – до Твери – может порадовать путешественника не только живописными видами Московского моря (правда, ради этой водной красоты в 1930-е годы в буквальном смысле на дно отправили древний город Корчеву), но и целой цепочкой великолепных, восстановленных в последние годы храмов – в Спас-Заулке, в Завидове, в Городне. Последний является самым древним сооружением Тверской земли, его нижний ярус относится ко второй половине XIV века. 
В 2009 году в Городне появилась новая достопримечательность – памятник русскому военачальнику князю М.В.Скопину-Шуйскому. В этих местах в 1609 году войско князя разгромило отряды Тушинского вора (Лжедмитрия II) в битве за Тверь.
На другом берегу Волги, напротив Городни, находится вроде бы ничем не примечательное сельцо Едимоново. А ведь это прародина знаменитого вологодского масла. Именно в Едимонове начинал свою бурную деятельность по созданию в России масло- и сыроделия Николай Верещагин – старший брат великого художника.
Важно заметить, что Тверь –  не только первая большая остановка на трассе, но и первая большая развилка. Из Твери за два-три часа можно добраться до двух исторических городков – Кашина и Калязина (в 25 км от Кашина). Кашин, стоящий на полуострове, который имеет форму сердца, знаменит многочисленными памятниками старины, храмами и монастырями, мощами великой русской святой Анны Кашинской, ее – уникальный случай – канонизировали дважды. Томимые не только духовной жаждой могут испить и целебной кашинской минеральной воды. А Калязин… Кто не знает силуэта стройной калязинской колокольни? Еще десять лет назад она стояла посреди вод одна-одинешенька, но теперь вокруг нее насыпан островок и высадиться на него может любой желающий.
О Твери в последнее время вышло немало толковых книг (см. рубрику «Книжный гид»), в которых подробно описаны и уникальная планировка города, и его достопримечательности, среди которых выделяется Императорский путевой дворец, однако его состояние иначе как плачевным сегодня не назовешь.
 
Торжок и не только
От Твери – один ямской перегон (60 –70 км) до Торжка. Правда, истинный любитель русской усадебной культуры никогда не пропустит неприметного поворота налево за полтора десятка километров до въезда в Торжок. В трех километрах от трассы находится один из шедевров Николая Львова – усадьба Раёк-Знаменское. Огромный усадебный дом, колоннада, полукругом охватывающая его. Говорят, императрица когда-то ездила на тройке по верху этой колоннады.
Вокруг Торжка и в самом городе немало построек Николая Львова – усадьбы Митино (рядом – погост Прутня с могилой Анны Керн), Арпачево, Никольское-Черенчицы. Знакомство с ними требует обстоятельной остановки в Торжке. Город – с одним из самых древних в России Борисоглебским монастырем на берегу Тверцы – красив необыкновенно. Но с гостиницами в нем, как и в прежние времена, плоховато. Остается только ждать, пока откроется перестраивающийся в отель путевой дворец. А ведь когда-то даже очень спешившие в Петербург путешественники – Пушкин не исключение - старались задержаться в Торжке, и не последней причиной тому были знаменитые на всю Россию котлеты, подававшиеся в гостинице Дарьи Пожарской.
Другое тверское село, увековеченное Радищевым в своей книге, – Медное. Знал бы он, чем оно «прославится» в ХХ веке… В большом сосновом лесу были тайно похоронены расстрелянные весной 1940 года пленные поляки – рядом с тысячами расстрелянных тремя годами ранее советских граждан. Сейчас здесь мемориал и очень хороший, достойный самого пристального внимания музей.
А тем, кому интересны иные материи, – прямая дорога из Медного на родину Сергея Лемешева, уроженца близлежащей деревеньки Князево. В последние годы участок трассы от Твери до Торжка расширен, отремонтирован и обрел вполне европейский вид.
В Торжке, на площади перед старым и новым соборами, путешественник по «государевой дороге» снова оказывается перед весьма нелегким выбором. Можно поехать прямо и, осмотрев по дороге великолепный храм и печальные руины в бывшей усадьбе Бакуниных Премухино на речке Осуге, через те же два-три часа оказаться в Осташкове, «селигерской столице», образцовом некогда уездном городе Российской империи.
Возможно, летом следует предпочесть именно этот путь. Уж слишком много соблазнов в Осташкове – и песчаные пляжи Селигера, и его знаменитые угри, и чудо-монастырь  Нилова пустынь  на острове Столобном. Наконец, из Осташкова есть возможность поехать (68 км) на исток Волги, ведь не зря говорят, что тот, кто у истока Волги не был, России не знает.
Тверская земля сберегла до нашего времени несколько чудотворных икон. Одна из них – Выдропужская икона Божией Матери.  Святыня была спасена во время последней войны одним из офицеров. Зимой в Выдропужске строили военный аэродром, и, спасаясь от холода, в поисках дров солдаты добрались до церковного алтаря.  Стараниями офицера беды не случилось, и сегодня паломники, как и в старые времена, устремляются к чудотворному образу в местный храм. А список Выдропужской иконы Божией Матери сегодня можно видеть далеко от Твери - в Успенском храме Псково-Печерского монастыря, потому что именно здесь провел многие годы в монашестве и не так давно упокоился бывший офицер.
Выдропужск интересен еще и тем, что в его малой истории, как в капельке речной воды, отразилась история многонациональной России. Здесь, в Спировском районе проживают тверские карелы, сохранившие язык, культуру, традиции. Гостей-туристов пригласят в сельский музей, покажут интерактивную программу, угостят блюдами карельской кухни.

Где лежит «Русская Венеция»
На «государевой дороге» не миновать Вышнего Волочка с его каналами, плотинами, шлюзами, искусственным озером. Все это – части весьма известной некогда Вышневолоцкой водной системы, построенной в начале XVIII века гениальным самоучкой, крещеным бурятом Михаилом Сердюковым. Правда, в туристическом отношении нашему Волочку до Венеции – как до луны. То есть каналы, уникальные сооружения, некогда величественные дворцы – все есть, но уж слишком «непарадный», даже пугающий  у них вид, здешние руины не украшают город, а вопиют о помощи, ждут инвестиций на восстановление. В том числе и дом Сердюкова, долгое время ошибочно считавшийся путевым дворцом.
Самая оригинальная «усадьба» всей трассы – Академическая дача Академии художеств. Дача, построенная в середине позапрошлого века по инициативе Ильи Репина, представляет собой большой деревянный дом, стоящий в исключительно живописной местности. Она, конечно, стоит того, чтобы ради нее на час-другой сойти с петербургской трассы. Тем более что в Вышнем Волочке можно рекомендовать новую комфортабельную гостиницу.
От Вышнего Волочка уже совсем недалеко до «звонкоголосого» Валдая. Валдайские колокольчики (их предки, по преданию, были отлиты из осколков разбившегося вечевого колокола Великого Новгорода) знают все. Недостающие знания можно получить в Музее колокольчиков. Он расположен в красивейшем здании-ротонде бывшей Екатерининской церкви (автор – Николай Львов), рядом – не менее достойный посещения Музей уездного города, на горизонте – расположенный на острове Иверский монастырь, основанный патриархом Никоном. Все в отличном состоянии, в центре туристских маршрутов. Чего не скажешь о путевом дворце – историческое здание, расположенное напротив Музея колокольчиков,  сохранилось, но не относится  к объектам показа.
Следующий на трассе городок – Крестцы. Знатокам народных промыслов  он известен местной крестецкой вышивкой. А еще здесь работал в конце прошлого века гимназическим учителем-словесником Федор Кузьмич Тетерников (более известен как Федор Сологуб) и именно Крестцы изображены в его романе «Мелкий бес».
Но кто в наше время того «Беса» читал? А кушать на дороге хочется всем… И вот вышли жители Крестцов на дорогу, да не просто так, а с самоварами, доставшимися от дедов-прадедов. И дымят эти самовары (на протяжении пяти километров – около 40, а в выходные – так и больше) в окружении домашней снеди прямо вдоль шоссе, за что водители прозвали этот участок пути Самоварным проспектом.

Особый сказ
Впереди – Господин Великий Новгород. Ему и расположенным вокруг него историческим местам требуется посвятить отдельный материал. Странствующий по «государевой дороге» может переночевать в городе на Волхове, благо проблем с размещением здесь нет, осмотреть достопримечательности, среди которых и сохранившееся здание путевого дворца, и поутру отправиться на последний участок дороги – до Петербурга остается меньше 200 км.
Эта часть трассы для путешественника наименее интересна – война «поработала» в этих местах изрядно. Можно, конечно, передохнуть недолго в Тосно или в Любани. Вспомнить, что сами названия многих сел и деревень на «государевой дороге» звучат как поэма  - Колесные Горки, Долгие Бороды, Немчинова Гора, Харчевня, Холохоленка, Стуковья, Домославль, Миронушка и т. п.
И, наконец, увидеть на горизонте другую звезду – на обелиске у Московской заставы. Как сказали бы в таком случае ямщики былых времен? «Пожалте, барин, червонец – Питер!»

Елена БОРИСОВА, Георгий ОСИПОВ

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72