Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №13, Сентябрь 2009
« Вернуться к журналу  

Евгений Колчин: «Мечтаю окунуться в южноамериканскую глубинку»
Евгений Колчин – тот человек в Санкт-Петербурге, который постоянно держит руку на пульсе культурной жизни. Он занимал должность председателя Комитета по культуре администрации города, был директором Капеллы, сейчас является генеральным директором «Петербург-концерта». Собеседнику «ТБ» не чужд дух странствий – поездки по миру он совершает с завидной регулярностью.
 
Евгений Евгеньевич, какие российские регионы больше всего вам нравятся? Где хотели бы побывать?
Мечтаю съездить на Алтай, Верхнюю Волгу и в Башкирию. Я видел несколько хороших любительских и профессиональных фильмов об Алтае. Этот регион привлекает меня как вероятный центр мироздания со всеми своими потрясающими легендами, шаманами, наскальными рисунками древних людей. На Волге мне просто важно побывать как русскому человеку. Я там был, но хочется большего. В Башкирии предлагают конные походы, и мне интересно посмотреть на чудесную дикую природу. Небольшой опыт верховой езды у меня есть, думаю, такое путешествие будет мне под силу.
 
Где вы бывали за границей?
В моем «дорожном чемодане» около пятнадцати стран – США, Великобритания, Чехия, Сирия, Египет, Греция. Список довольно пестрый. Во многих местах бывал не один раз. Довольно часто ездил в Египет и Тунис. Но преобладают европейские государства – так уж сложилось. За границу езжу, как правило, отдыхать.
 
Помните свою первую зарубежную поездку?
Это было в 1980 году, когда на теплоходе «Советская Литва» я совершил круиз по маршруту Турция – Греция – Кипр – Египет - Сирия. В условиях «железного занавеса» это стало ярчайшим впечатлением в моей жизни. Поездка длилась семнадцать дней, но мне показалось, что я путешествовал целый год – таким огромным был объем впечатлений.
Тогда главной проблемой становилась покупка путевок – они были в большом дефиците. Перед поездкой, конечно, с нами проводилась политбеседа – международное положение, политика, экономика - но все это выглядело уже достаточно формально.
Самым сильным первым впечатлением стал вид из пролива Босфор на ночной Стамбул. Еще меня потрясло огромное количество роскошных магазинов в Греции, в которых не то что очередей – покупателей не было. При обилии великолепных товаров это казалось чем-то невероятным. В египетской столице поразило отсутствие светофоров на улицах. Я, словно мальчик, приехавший из деревни, никак не мог перейти улицу, по которой в шесть рядов мчались с дикой скоростью автомобили, непрерывно сигналя.
 
А как обстояло дело с культурным досугом?
В каждой стране были замечательные экскурсии. В Турции меня потрясла султанская сокровищница. До сих пор помню стены, увешанные бриллиантами, и гигантский изумруд, который там хранится. В Сирии возле города Латакия запомнился замок крестоносцев, построенный в XII веке. В Египте, разумеется, произвели впечатление пирамиды – я спускался в гробницу одной из них. Было жутковато, но интересно. Очень понравилось плавать в Средиземном море у побережья Кипра. Это было чудо – на дворе декабрь, а я купаюсь. Температура воздуха тогда была плюс восемь, а воды – плюс восемнадцать градусов, но для меня, человека с севера, такие условия казались вполне комфортными. Никаких других развлечений и не искали.
 
В Стамбуле вспоминали фильм «Бриллиантовая рука»?
Конечно. Особенно когда нас возили на знаменитый Крытый рынок. Там все наши туристы занимались мелким товарообменом. Турки тогда меня ловко обманули – за мои роскошные японские часы всучили шесть посеребренных медных цепочек.
Советские законы были таковы: на пять стран нам выдали всего 32 доллара 50 центов – по шесть долларов на страну. Не пошикуешь! Поэтому мы, солидные люди с учеными степенями, были вынуждены заниматься банальной фарцовкой.
В Египте большим спросом пользовались советские простые карандаши. Нас предупредили перед поездкой, и все запаслись этой «валютой». Карандашами можно было рассчитаться за туалет, полотенце и прочие мелочи. В Греции в ход шли водка, грампластинки, фотоаппараты.
Кстати, перед высадкой в Греции нас собрал руководитель круиза и предупредил, что на берегу нельзя ничего менять или продавать. Он строго-настрого приказал не ходить в магазин некоего Лазаря, который находится по такому-то адресу. Конечно, все туда пошли и совершили товарообменные операции. Последним пришел руководитель круиза и получил свои комиссионные.
 
Какие города мира вам больше всего нравятся?
Мне нравятся Венеция и Лондон. Венеция – это особый мир, где интересно все – каждый дом, переулок, канал. Она обладает неповторимой аурой. Здесь можно не ходить в музеи, а просто с утра до вечера бродить по улицам. Город небольшой, но глаз не устает находить новое.
В Лондоне мне нравятся масштаб города и его люди. Я больше всего ценю и уважаю именно англичан, потому что они по-настоящему любезны, всегда готовы прийти на помощь. В формальных проявлениях они сдержаны, но в обычной жизни это очень сердечные люди, которые ценят чувство юмора. В Лондоне мне особенно комфортно. Город обладает каким-то мощным имперским масштабом.
 
На что обращаете внимание, приехав в новую страну?
Стараюсь узнать, что здесь принято, а что не принято. Это позволяет понять, как себя вести, чтобы не вызвать у окружающих отрицательных эмоций и самому не оказаться в неприятной ситуации. Меня огорчает поведение российских туристов за границей – нелюбезность, напряженность и неулыбчивость. Мы с женой, где бы ни были, стараемся здороваться с нашими соотечественниками по пять раз в день, чаще улыбаться, и вскоре это приносит свои плоды – люди становятся любезнее.
Хотелось бы уехать куда-нибудь навсегда, есть ли у вас страна мечты?
Категорически не хотел бы. Я абсолютно русский, ленинградский человек и твердо знаю, где моя Родина. А страна мечты есть. Мои вкусы и пристрастия со временем сильно изменились. Если раньше я хотел посетить Лихтенштейн, который мне казался сгустком европейской культуры, то теперь хочу побывать в какой-нибудь глухой стране Южной Америки – Уругвае, Парагвае. Хочется туда, где присутствует сильная смесь индейской и европейской культур. Мне нравится эта комбинация.
 
Посещаете ли в поездках концерты?
Да, как правило, это концерты классической музыки. Обычно все происходит спонтанно – вижу афишу, имена интересных исполнителей и покупаю билет. Если я не получаю такого рода впечатлений, ощущаю некую пустоту. Иногда встречаю афиши с именами артистов, которые работают в «Петербург-концерте».
Заимствуете ли опыт, «подсмотренный» в других странах?
После общения с гостеприимными французами из Прованса я стал есть много зелени и полюбил розовое вино. А вот в моей любимой Англии мне не нравится, что люди едят в метро. Эта нелюбовь стала проявляться и в российских условиях.
 
Какая кухня нравится вам больше всего?
Я могу сказать, какая кухня нравится меньше всего – североамериканская. Даже в дорогих ресторанах и на правительственных приемах еда там красивая, но очень невкусная, несмотря на то, что часто используются всевозможные добавки, провоцирующие аппетит.
По всей видимости, сказывается чрезмерная стандартизация подготовки продуктов. К этому добавляется формальное следование каким-то рецептурным принципам и отсутствие национальных кулинарных традиций. Американцы – не гурманы, даже в домах миллионеров роскошное на вид мясо по вкусу похоже на картон. Когда ко мне приезжает американский друг, он всегда просит, чтобы моя жена приготовила котлеты из мяса, купленного на рынке.
Я обожаю словенскую кухню – она очень вкусная. Простая баранина, свинина, вино обладают удивительным вкусовым букетом. Хотя в словенских блюдах, как правило, нет остроты, при приготовлении редко используется лук.
 
Что предпочитаете из сувениров?
Покупаю галстуки. В каждой стране они имеют свою «изюминку». В средиземноморских странах приобретаю керамику.
 
Какие местные традиции, обычаи вас удивили, наиболее запомнились?
В грузинском доме, не провозглашающем европейские ценности, женщина не садится за стол вместе с мужчинами. Если же таковые провозглашаются, женщина, когда ее приглашают за стол, делает вид, что садится, но тут же встает и уходит, найдя для этого множество причин. Есть интересная традиция в Англии – на пикник нужно прийти пешком. Если не пройдешь положенного пути, еды не получишь.
 
Случались в поездках экстремальные ситуации?
Переход улицы в Каире. Я наблюдал, как в подобной ситуации поступают местные жители. Они в любом месте ступают на мостовую, тут же раздается визг тормозов. Человек делает следующий шаг, и снова визжат тормоза. Так шаг за шагом горожане добираются до противоположной стороны улицы. Повторить подобное – страшно! Но приходилось.
Однажды на корабле я чуть не выпал за борт, когда судно резко качнуло. На палубе при этом, кроме меня, никого не было. Неприятный случай произошел при перелете из Севильи в Малагу – самолет из-за сильного тумана смог приземлиться лишь с третьей попытки. Это было страшно. Но большинство путешествий проходило без приключений.
 
А что смешного запомнилось более всего?
Крики египтян: «Русский – привет! Горбачев – козел!»
 
Какие у вас планы на ближайшее будущее?
Собираюсь в Северную Италию, осенью хочу съездить в Испанию, а в следующем году мы с женой надеемся побывать в Южной Америке.
Беседовал Евгений ГОЛОМОЛЗИН

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72