Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №8, Июнь 2009
« Вернуться к журналу  

Символ страны
Яблони на Марсе и орхидеи на орбите
На севере Москвы, на проспекте Мира после трехлетней реконструкции открылся Мемориальный музей космонавтики. Это часть масштабного космического мемориала, который за последние сорок лет сформировался в районе бывшей ВДНХ: 110-метровый облицованный титаном монумент покорителям космоса,  Аллея космической славы,  Дом-музей Сергея Королева. Монумент появился в 1967 году, музей был задуман еще самим Королевым, но открылся лишь в 1981 году. Правда, среди популярных туристических объектов Москвы он не числился, поскольку гости столицы предпочитали расположенный неподалеку на ВДНХ огромный павильон «Космос». И вот – новая страница музейной истории.
Характеристики музея впечатляют: площадь  увеличилась почти втрое, размеры экспозиции — в пять раз, вместо единственного зала возникли девять специальных экспозиционных зон. Но не цифрой единой... Создатели экспозиции руководствовались тем, что под лежачий камень вода не потечет, а на дворе как-никак ХХI век. В отличие от предыдущей экспозиции в новой немало подлинников. От настоящих космических продуктов (которые здесь можно приобрести по космическим ценам) до настоящих же, прошивших плотные слои атмосферы, аппаратов космических кораблей с толстым слоем нагара. От личных вещей конструкторов всех десятилетий до чучел Белки и Стрелки и контейнера, в котором  эти два достойных представителя рода canis familiaris проложили дорогу в космос представителю рода homo sapiens. Почти все можно потрогать руками. И не только.
Изюминка нового музея не в реликвиях, вернее, не только в них. Экспозиция начинается с «камня небесного» — фрагмента знаменитого железного сихотэ-алиньского метеорита, который залетел на Землю как раз в канун начала эры освоения космоса. А вот «космический козырь» - десяток интерактивных программ, которых не увидишь ни в одном из аналогичных музеев России. Они приводят в одинаковый восторг и взрослых и детей. Например, тренажер, позволяющий вручную провести стыковку транспортного корабля с космической станцией, или 8-метровая балочная система, создающая эффект нахождения в невесомости, — такого тренажера даже в Центре подготовки космонавтов нет. Мини-ЦУП — из него можно при желании связаться с реальной Международной Космической станцией. Кабина поискового вертолета Ка-52 — дабы почувствовать, каково это, искать совершивших посадку. Наконец, можно просто залезть, точнее - втиснуться в космический корабль — в бытовой и спускаемый отсек. Там людям выше среднего роста приходится тесновато...
Если угнетает переизбыток металла, пожалуйста, здесь есть уголок — пожалуй, самый симпатичный и человечный в музее — посвященный биологическим исследованиям на орбите. На Марсе будут яблони цвести? Вряд ли, зато красивейшие орхидеи, растущие прямо на орбите — вот они. Словом, Москва получила еще один первоклассный туристский объект — музей работает с 10 до 19, кроме понедельника и вторника.

Фонтан или не фонтан?
Московская водяная феерия — свет и тени
В последний день апреля по команде московского градоначальника ожили струи всех столичных фонтанов. В этом году — кризис, однако! - водно-струйных «премьер» не было. Но и без них нетрудно заметить, что фонтаны за последние годы сделались весьма заметной частью московского культурного ландшафта. Заметной настолько, что турфирмы уже формируют специальные маршруты, например, предлагают 4-часовую экскурсию «Лейся, лейся, ключ отрадный». Возможно, статус «третьего Рима» обязывает — ведь без  фонтана Треви, фонтанов пьяцца Навона и прочих никакой вечный город немыслим.
Исторически сложилось так, что фонтаны московские по своему характеру заметно отличались от петербургских. Когда в июне 1914 года президент Франции Пуанкаре прибыл в Петергоф, ему с дворцового балкона над Большим каскадом  показали все разом взмывшее в небо фонтанное великолепие. «Версаль!» - воскликнул француз во всеуслышание, а в сторону негромко заметил: «Да уж куда там Версалю...»  Он-то хорошо знал, что фонтаны Версаля вместе практически не включаются.
Фонтаны Петергофа являлись такой же частью державного лика империи, как Зимний дворец и Дворцовая площадь, а самый мощный  из тамошних фонтанов - «Самсон» - был понятной каждому политической аллегорией. Существовали, правда, и очень любимые Петром фонтаны-шутихи.
Юный Петр мог видеть первые показы «фонтанных чудес» в отцовской загородной усадьбе Коломенское, но те консервативным  москвичам не понравились. Тогда ведь не знали о выделяющихся при падении воды отрицательных ионах, так называемых ионах радости. Хотя иметь фонтаны в частных садах, примыкавших к самым роскошным московским дворцам — домам Пашкова, Тутолмина, Баташова — никто хозяевам запретить не мог.
Первые же «общественные» фонтаны появились в Москве в 1830-х годах — ветеран, спроектированный знаменитым Витали на Театральной площади, работает до сих пор и подсвечивается даже в зимнем чехле. Его ровесник с Лубянской площади переместился сто лет спустя к нынешнему зданию президиума Академии наук. Но те фонтаны были не развлечением, а водозабором, источником чистой и вкусной мытищинской питьевой воды. 
Советская власть, умевшая, говоря словами поэта, подвести (или наоборот) пресловутый марксистский базис под любую «жакетку», к фонтанам относилась весьма благосклонно и аполитично. Украшение ВДНХ - «Дружба народов» и «Каменный цветок» - были исключением, которое лишь подтверждало правило. Да еще колоссальный фонтанище «Золотой колос» на одном из выставочных прудов. Тем не менее «сверху» довольно долго фонтаны холили — они со своими «ионами радости» были из той же оперы, что роскошные подземные дворцы на фоне убогих жилищ подавляющего большинства населения. Вскоре после Победы и не без участия пленных немцев появились типичные «фонтанные» памятники той эпохи — действующие ныне фонтаны на Песчаной,  Болотной и Пушкинской площадях.
Но вместе с советской властью начали увядать и струи многих московских фонтанных чудес. Исчезла давняя легенда Арбатской площади — фонтан, который называли «мальчик с рыбкой». Все реже работал «главный фонтан страны» - тот самый, который «встречайтесь в центре ГУМа» и прикрывалось «реконструкцией» отсутствие воды в помпезных фонтанах ВДНХ. О фонтанах, что были в неведомом никому количестве разбросаны по городу, и вспоминать нечего.
Удивляться не стоит. Фонтаны — дело очень дорогое. И у каждого из них — речь только о тех, что находятся на открытом воздухе, — свой жизненный цикл, свой «сезон», свои трудности. Летом, как ни запрещай, народ толпами лезет под струи и швыряет в чаши и бассейны хорошо если только монеты. Осенью настоящая катастрофа для фонтанов — ранний и дружный листопад, забивающий все трубы и стоки. Зимой — не дай бог, где-то останется вода - трубы и трубки разного калибра может просто разорвать. Весной — очень трудная для многочисленного персонала чистка острыми песочными струями каменной облицовки.
Сегодня в Москве где-то от шестисот до семисот фонтанов; фонтаны в офисах и всевозможных торговых центрах — не в счет. Есть фонтаны нового поколения, плавающие (как на Обводном канале) и  музыкальные. И своеобразный «Царь-фонтан» на пруду в Царицыне. Даже его сухая цифровая характеристика впечатляет: диаметр чаши — 55 метров, около сотни насосов, тысяча «танцующих» струй.
Есть фонтаны парадные, вроде гигантов на ВВЦ. Есть мемориальные, воздвигнутые в память какого-либо события, — как фонтан в честь Победы в Кузьминках. Есть фонтаны «свиты» -  фонтаны Поклонной горы и главной аллеи того же ВВЦ. Есть те, которые называют «тусовочными», причем у разных социальных групп — свой фонтан, и именно они быстрее всего обрастают особым и никем пока не фиксируемым фольклором.
Плох тот десантник, который в  «священный» день 2 августа не плюхнется, назло милиции, под струи фонтана при входе в ЦПКиО.  Кто собирается у фонтана у Большого театра — известно. Те, кто помоложе, обожают фонтан на Малой Пушкинской площади. У молодоженов Москвы стало традицией в день свадьбы приезжать к фонтану «Саша и Наташа», он же - «Пушкин и Натали» у церкви Большого Вознесения и непременно хлебнуть из него по глотку водицы — в залог будущей счастливой семейной жизни. О том, что ни из одного из московских фонтанов пить нельзя, мало кто вспоминает.
Однако далеко не все в московском «фонтанном деле» предстает в веселых и радужных брызгах. Скажем, многим в Москве известны уютные «немецкие дворики» близ станции метро «Октябрьское поле». В ансамбле домов на улице Бирюзова два больших фонтана восстановлены и работают. Третий, поменьше, но архитектурно, безусловно, главный, перед фасадом — мертв. Как мертв и небольшой, но очень симпатичный фонтан буквально в ста метрах от Кремля — в боковом дворике Российской государственной библиотеки. Парапет и  ограда развалились, «трубочное» хозяйство проржавело. Причем ни тот, ни другой не значатся  в интернет-списке московских фонтанов, которые будут ремонтироваться и восстанавливаться.
Стар и млад
Как упоительны в музее вечера… и ночи
Об этом нынешней весной можно было узнать не только в столицах — в  общеевропейский проект «Ночь в музее» постепенно втягивается и российская глубинка. В 45-тысячном Переславле-Залесском в минувшем году в акции участвовал один выставочный зал. В нынешнем в празднование музейной ночи  включился Переславский историко-художественный музей-заповедник, которому исполнилось 90 лет.
Музейная ночь проходила на территории знаменитой усадьбы Ботик, «хозяином» которой с 1839 года является одно из первых судов, построенных триста лет назад молодым Петром I на Плещеевом озере. К зданию, где хранится реликвия, а также к ротонде позапрошлого века в «Ночь музеев» добавился и старинный Белый дворец, ставший одним из центров проведения акции.
Музей-заповедник подготовил масштабную программу, стилизованную под праздники петровской эпохи. На лужайках усадьбы играли духовой и народный оркестры, сотрудники музея и приглашенные артисты были наряжены исключительно в исторические костюмы, в аллеях разливали напитки тех времен. Многочисленным зрителям, главным образом молодым, предлагалась интересная интерактивная программа. Например, ассамблея петровских времен, бал в Белом дворце, посвящение в музейщики, музейный капустник, представление «Окно в Европу» и прочее.
Желающие могли научиться танцевать менуэт и мазурку, грамотно кланяться дамам, понимать язык цветов и женских «мушек», испить «Кубок большого Орла». Праздничная программа завершилась малым фейерверком в аллеях усадебного парка и большим фейерверком над Плещеевым озером, который был виден со всех концов города. Это символично, ведь не все переславские музеи пока принимают участие в акции. Хотя Музей утюга и Музей чайников как раз славятся своими интерактивными программами.
К сожалению, на стоянке перед Ботиком не было видно ни одного туристического автобуса. О предстоящем празднике мало кто знал за пределами Переславля, который, кстати, находится всего в двух часах езды от столицы: на рекламу денег у музея нет, а большинство московских, ярославских и владимирских турфирм, очевидно, полагают, что лучшее — враг хорошего, да и собственных музеев хватает.
А жаль, что в выходной день на кольце древних переславских валов — главном городском «променаде» - уже за час до праздника не было ни одного человека, и ни один турист не видел старинных храмов, утопающих в цветущих яблоневых и вишневых садах, не слышал соловьев и мелодичного перезвона многочисленных переславских храмов и монастырей. Впрочем, как известно, лиха беда начало, а опыт — дело наживное. Переславцы приготовили турпродукт высокого качества.
Георгий ОСИПОВ 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72