Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №4, Апрель 2009
« Вернуться к журналу  

На поле бранном тишина
 
Специальная комиссия  под председательством президента РФ начала работу по подготовке к празднованию 200-летия Отечественной войны 1812 года. До торжеств — три с лишним года. Самое время подумать, как грядущий юбилей сможет помочь развитию российского туризма.
Для начала необходимо оценить количество и состояние «исторической недвижимости», иначе говоря, объектов показа. К 25-летию войны по указу Николая I предписывалось воздвигнуть 16 монументов на местах главных сражений. Воздвигнуто было восемь. До наших дней в неизменном виде дошел только один — в Смоленске.  Хотя, к слову сказать, в туристических фирмах и Смоленска, и Москвы, похоже, больше озабочены предстоящим 400-летием дома Романовых, чем юбилеем войны 1812 года.
К 175-летию войны был восстановлен взорванный вместе с могилой Петра Багратиона Главный монумент на Бородинском поле. Силами России и Белоруссии ведется восстановление памятника в Полоцке. Уже много лет идут разговоры о воссоздании монументов в Малоярославце и Тарутине, но очевидно, что местные бюджеты без централизованной поддержки с этим не справятся.
Главное, чем отмечали во все века в России военные победы, — храмы. К сожалению, полного списка храмов, посвященных победе в Отечественной войне 1812 года, до сих пор не существует. Известно лишь, что их было чуть больше ста, в 1930-е годы уничтожено 16. Некоторые (как кафедральный собор в Симбирске) должны быть восстановлены, но с юбилейными торжествами это никак не связано.
Хуже другое — даже многие гиды, специализирующиеся на внутреннем туризме, не подозревают о связи того или иного культового памятника с событиями 1812 года. Самый яркий пример — храм Святого Духа в селе Новом между Сергиевым Посадом и Переславлем-Залесским. Храм, безусловно, выдающийся памятник и по архитектурным достоинствам, и по размерам. Но возле него не останавливается ни один туристский автобус, следующий по «Золотому кольцу».
А сами поля битв? Сердцевина охранной зоны Бородинского поля, обильно политого кровью защитников Отечества, между прочим, и в 1941 году, составляет около 110 квадратных километров. Но Государственному Бородинскому военно-историческому музею-заповеднику принадлежат только небольшие кусочки, прилегающие к поставленным в начале прошлого века монументам. Остальное – бывшие земли колхоза «Бородино», они имеют самые различные статусы, что, естественно, порождает массу юридических сложностей.
«Главное для нас, чтобы все Бородинское поле обрело федеральный статус, - говорит Александр Горбунов, заместитель директора заповедника по научной работе. - И чтобы созданы были новые, четкие и понятные градостроительные регламенты. Все было предельно ясно: здесь это можно строить, а здесь – извините. Не устраивает – пожалуйте в суд. А сейчас – давайте  доведем до абсурда – закон формально не препятствует построить что-нибудь эдакое прямо возле батареи Раевского!»
Местом массового паломничества Бородинское поле становится только в первые выходные сентября — в день очередной годовщины сражения. В остальное время - «на поле бранном тишина».
А Никольский Черноостровский монастырь в Малоярославце, стены которого были иссечены пулями и осколками снарядов? Николай I запретил трогать эти «язвы 1812 года». Но кто убережет их в наши дни от ревнителей «благолепия»  — ведь такого рода памятники не защищает ни один закон.
Сто лет назад лучшие умы России говорили о необходимости иметь отдельный музей войны 1812 года в Москве, и в наши дни этот вопрос ничуть не утратил своей остроты. Достаточно ли такому событию, как Отечественная война 1812 года (другой Отечественной войне посвящен циклопических размеров музей) пусть очень просторного и самого большого (28-го) зала Исторического музея? Сейчас говорят о шести специальных залах в бывшем музее Ленина. Но хватит ли — по достоинству - и их?
На руку тем, кто будет отмечать юбилей 1812 года, то, что события той войны происходили на достаточно ограниченном, по нынешнем временам, участке земли — вокруг дороги Москва — Смоленск. А она в последнее время порядком обросла туристской инфраструктурой — мотели, рестораны, кафе, кое-где даже музеи. Существует, хотя и очень давний, путеводитель по старой Смоленской дороге, каждый километр которой связан с событиями войны 1812 года (Косточкин В. Старым смоленским трактом М., Искусство, 1972 Серия «Дороги к прекрасному» 75 000 экз.). Что мешает его переиздать?
В чем на сегодняшний день заключаются основные трудности продвижения на туррынке продукта под условным названием «Солдатушки, бравы ребятушки»?  Нет популярной, общедоступной литературы о событиях того времени. Научных монографий выходит достаточно, но тиражи их мизерны, а цены обычно запредельны. Например, одно солидное издательство готовит трехтомную энциклопедию «1812 год». Но кто берет такие книги с собой в поездки, и сколько они будут стоить? Товар — явно не для рядового туриста.
Практически нет общедоступной сувенирной продукции — такой, какой было в изобилии в прошлый юбилей 1812 года, и которая возбуждает интерес к самой теме. Сегодня, к примеру, в шоколадки и прочую вкусную и популярную у юного поколения («которое Вторую мировую уже немножко путает с Троянской») продукцию вкладывают портреты всевозможных «челсиков» и «барсиков», Шрека и черепашек ниндзя.
А в 1912-м «недоросли» собирали целые галереи портретов героев 1812 года с шоколадок, конфет и прочего, в которые вкладывались, скажем, описание подвига дивизии Неверовского под Смоленском или «стояния» русского войска в селе Тарутино.  
Безусловно, не стоит стесняться и самых «низких», с точки зрения некоторых, материй — сравнительно недавно в Москве выпускались «чекушки» коньяка и водки с портретами и очень (увы!) краткими описаниями подвигов Багратиона, Дохтурова, Раевского, Коновницына... Когда у нас был снят последний художественный фильм, посвященный героям 1812 года? Тридцать лет назад - «Эскадрон гусар летучих».
Нет новых, созданных на основе свежей литературы маршрутов. Практически нет столь популярных у современного туриста интерактивных программ. Отлично, например, что в коломенском кремле любой может почувствовать себя древнерусским ратником, подержать в руках шестопер, булаву... А почему бы в том же Малоярославце, который, как известно, восемь раз переходил из рук в руки, туристу не почувствовать себя гусаром, уланом или кирасиром — форма у них полегче и покрасивей, чем у древнерусских ратников. А кирасирский палаш ничуть не хуже боевого топора.
Словом, перед всеми работниками турбизнеса - поистине непаханое поле. И «орать» его пока не поздно.
Георгий ОСИПОВ

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72