Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №18, Декабрь 2006
« Вернуться к журналу  

Музеи нового поколения

Ночь перед Рождеством… среди экспонатов

Туристу, приехавшему в Неаполь, гид непременно покажет Везувий – вулкан так называемого пробкового типа. Энергия недр может копиться веками. А потом… смотри картину Карла Брюллова в Русском музее. Нечто похожее на этот прорыв произошло и в музейном деле. Из-под «пробки», правда, вырвалась не испепеляющая лава, а скорее искрящиеся брызги шампанского!

Конечно, «огонек» бродил под землей и в самые темные годы: музеи, резко выпадавшие из общего контекста, изредка возникали и тогда. Например, в Литве, где весьма известны были Музей чертей в Каунасе, выросший из личной коллекции художника А. Жмуйдзинавичюса, а впоследствии – созданный жительницей Шяуляя В. Каваляускене Музей котов.
Что же вышибло «пробку»? Накопившаяся за десятилетия «энергия заблуждения» самих музейщиков и перемена экономического климата. Передовой зарубежный опыт - тамошние музеи давно живут технологиями наступившего века и при построении экспозиции, и при работе с посетителями. Наконец, вполне понятное встречное нежелание посетителей нового поколения смиряться, как в прежние времена, с единственно почтительно-благоговейным созерцанием покрывающихся пылью веков экспонатов.
Время наступило, открылись границы, и российский турист впервые попадает, например, в лондонские музеи. И тем подвергает себя своего рода «музейно-шоковой» терапии. Вход во все «главные» музеи страны - Британский музей, Национальную картинную галерею, галерею Тейт - бесплатный. При каждом музее – огромный сувенирный магазин, в котором можно приобрести изображение чуть не любого экспоната. В том же Британском музее не увидишь столь привычной нам таблички «Руками не трогать!».
А уж способы подачи материала, особенно исторического… В новой экспозиции музея самого знаменитого из лондонских мостов – Тауэр-бриджа - посетитель присутствовал на заседании городского совета (фонограмма, восковые фигуры, голограммы), видел строителей на лесах и слышал их разговор (куклы в натуральную величину), приглашался в театр викторианской эпохи на заседание в честь открытия чудо-сооружения. Напоследок мог своими руками попробовать, как работают основные механизмы моста - действующие макеты. В Музее естественной истории мог почувствовать на себе силу землетрясения, а в Музее городского транспорта – встать за руль поезда метро. В эдинбургском Музее виски гостя вообще сажали в бочку из-под знаменитого напитка, а бочка сама двигалась через залы, демонстрирующие различные стадии производства виски.
До своеобразного абсолюта этот метод «включения» доведен в амстердамском Музее пива «Хайнекен», где желающего «опускают» до уровня обычной пивной бутылки, трясущейся в алюминиевом ящике!
Сегодня туриста стараются погрузить в исторический материал как можно глубже. Например, французская фирма Stratagem предлагает встречу Нового года в Музее ярмарочного искусства в Париже, собравшем коллекцию действующих аттракционов XVIII-XIX вв. Каждый новогодний бал посвящен определенной эпохе. В нынешнем году – веку Короля-Солнца. Каждый участник, облаченный в подлинные голливудские костюмы, чувствует себя… да кем угодно: от члена королевской семьи до обычного дворянина. Владелец музея, зная любознательность российских путешественников и их потенциальную платежеспособность, недавно представил в Москве свое детище и  новогодний сценарий.
В российской глубинке, с которой, как известно, Россия и начинается, «пробку вышибло» в одной из самых туристических ныне областей – Ярославской. В 1993 году на Волжской набережной открылся первый в России частный музей «Музыка и время», созданный учеником знаменитого Вольфа Мессинга Джоном Мостославским. Годом ранее заработал знаменитый ныне Музей мыши в дотоле никому не ведомом крохотном верхневолжском городке Мышкине, на гербе которого с давних времен поселилась мышь, якобы спасшая некогда от врагов спавшего князя, основателя города, пощекотав ему хвостиком в носу.
Весьма показательно, кстати, что оба музея превратились сегодня в своеобразные «музейные холдинги», объединяющие – хотя и по-разному – в своем составе очень непохожие друг на друга коллекции. Причем возникали они иной раз против воли их создателей: «Люди безвозмездно несут вещи и говорят: не возьмете – выбросим», - такие слова можно услышать сегодня от многих музейщиков и коллекционеров.
А мышкинской мышке, возможно, музейная Россия когда-нибудь поставит памятник. Потому как пощекотала она в носу, похоже, и у спавших не очень сладким сном российских музейщиков. Те – проснулись, оглянулись и поняли, что «музеефицировать», в принципе, можно что угодно – не обязательно картины и раритеты. В современном музее чувство юмора, ирония – вовсе не лишние. Приметили, что заезжий гость готов заплатить побольше, чтобы максимально сократить существовавшую до того «незыблемую» дистанцию между собой и экспонатом. И «дистанция огромного размера» - как и в западных музеях - стала стремительно сокращаться.
Один из первых активно «включил» посетителя в экспозицию открытый в 1991 году в Киеве Литературно-мемориальный музей Михаила Булгакова на Андреевском Aa Экспозиция – главным образом в гипсе – воспроизводила обстановку дома Турбиных начала 1918 года. Уже почти пятнадцать лет гипсовые макеты заменяются – по мере отыскания – подлинными вещами из дома Булгаковых. Сегодня во многих музеях такая «машина времени» программируется изначально, вместе с открытием экспозиции. Как, например, в открытых после очень длительной реставрации залах и подземельях Гатчинского дворца, где туристов встречают фрейлины-смолянки и сам император Павел I.
Активное сближение посетителя с предметом экспонирования стало одной из главных струй в вырвавшемся на волю потоке, и в ней оказались практически все музеи – независимо от тематики. Наиболее популярен и доступен сегодня метод, который, условно говоря, можно назвать «Сделай сам». То есть посетителю предлагается своими руками сделать нечто похожее на экспонаты музея.
Например, при музее фабрики «Хохломская роспись» в  Семёнове Нижегородской области турист может своими руками, под руководством опытного мастера, расписать матрешку. А кузницы в специальных центрах ремесел имеет ныне любой более или менее крупный туристический центр.
Вполне логичным выглядело бы, между прочим, и открытие при крупных музеях ресторанов и кафе, где посетителей кормили бы традиционными местными блюдами или блюдами, связанными с именами знаменитых исторических персонажей. Но на сегодня такую «вкусную» технологию смог позволить себе только Государственный Исторический музей, регулярно проводящий «исторические обеды».
Еще одно важное направление можно было бы назвать «Музеефицируй это». То есть максимальное разнообразие профилирующей тематики музейной экспозиции. Иногда «нетрадиционный» музей рождается из сугубо филологического источника (Музей мыши в Мышкине, Музей петуха в Петушках, Музей гадов в бывшем селе Гадово и т. д.). Иногда – благодаря развитию тематики существовавшего до тех пор собрания.
Так, из довольно скучного музея Ярослава Гашека (точнее – при нем) в Бугульме возник один из самых интересных сегодня музеев России – Музей Иронии. Там можно увидеть стружки полена, из которого был сделан Буратино, вишневую косточку, которой когда-то стрелял барон Мюнхгаузен и т. п.
В последнее время весьма интересные музеи образуются на базе частных коллекций. Диапазон чрезвычайно велик: от настоящих и очень серьезных «лавок древностей» (частный музей в г. Арзамасе Нижегородской области) до очень веселых собраний давно привычных по жизни вещей (музеи чайника и утюга в Переславле-Залесском, Музей валенка в Мышкине, числящийся уже в «ветеранах» Музей-библиотека русской водки в Угличе).
Весьма любопытным и перспективным представляется и расширение профиля работы многих известных музеев (направление «Не экспонатом единым»). Например, музей врача по образованию Чехова в Мелихове открыл при усадьбе амбулаторию, где ведется вполне реальный и серьезный прием больных из окрестных сел. Или уникальный Музей кацкарей в Ярославской области, где, помимо непременных реликвий, предметом музейного показа является повседневный быт крохотного субэтноса (кацкарей), которым открытие музея помогает сохранять – дело вполне серьезное! - индивидуальность. К сожалению, расширять диапазон собственной деятельности музеи могут очень ограниченно – как известно, сами зарабатывать деньги они не имеют права.
Наконец, очевидно вторжение в некогда тихий музейный мир современных компьютерных технологий. Сегодня практически каждый музей имеет свой сайт в интернете (www.museum.ru/… – код музея) и все более популярными становятся так называемые виртуальные музеи. Возникают они, как правило, в уездных городах, жители которых редко могут позволить себе поездки в крупные туристические центры, и с помощью больших столичных музеев. Один из лучших – виртуальный Русский музей, располагающийся в современнейшем культурном центре, в Киришах Ленинградской области, и создаваемый при поддержке настоящего Русского музея.
Короче говоря, «больше музеев, хороших и разных»? Да, но не только. Некоторые давно привычные западные музейные традиции либо приживаются на отечественной почве с огромным трудом, либо не приживаются вообще. Например, многим российским «отцам» музейного дела весьма трудно представить себе открытие музеев в ночные часы. Между тем, на проводящуюся в январе «Ночь музеев» в Берлине съезжаются десятки тысяч туристов со всей Европы.
Или привычные по многим столицам «музейные карты», дающие бесплатный и внеочередной доступ во все городские музеи плюс льготы на проезд на городском транспорте. Ничего подобного в России даже в начале XXI века представить, увы, просто невозможно. Так что есть еще куда приложить вырвавшуюся на волю энергию…

Георгий ОСИПОВ 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72