Главная
Страны
Workshop
ИД «ТУРБИЗНЕС»
Контакты
 
туристический бизнес
для профессионалов
(495) 723-72-72
Турбизнес, №12, Август 2006
« Вернуться к журналу  

Бендер – наше всё?

401-й способ честного отъема денег у туристов

В наши дни одна из самых соблазнительных туристических приманок во всех городах России и ближнего зарубежья, от блистательного Петербурга до скромного Урюпинска, – те памятники, которые принято назвать нетрадиционными. Такие есть на любой вкус: от питерской дворняги до урюпинской козы, от симбирского дивана Обломова до самарского радиатора парового отопления. И если еще несколько лет назад гиды просто показывали такие монументы в качестве городской экзотики, то нынче впору составлять на их основе тематические маршруты. Первый и самый очевидный – по местам приключений героев «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка».

«Паниковский с гусем»
Первое «зернышко» проклюнулось, естественно, на одесской земле в конце 70-х. Тогдашние туристические группы неизменно заезжали на Преображенскую улицу, где почти одновременно открылись два кафе с именами для советского общепита редкостно непривычными - «Антилопа Гну» и «Золотой теленок». Вход в первый украшали автомобильные фары в старинном вкусе и плакат над входом: «С деньгами надо расставаться без стонов!». В крохотном «предбаннике» посетителя встречала «мемориальная экспозиция» с личными вещами великого комбинатора: клаксон, белая фуражка, апельсиновые штиблеты. Кофеварку украшал краткий призыв: «Дай миллион!». Словом, налицо был первый музей Остапа Бендера. Главным «экспонатом» «Золотого теленка» является фотография молодого ухмыляющегося бычка… в смокинге и с галстуком-бабочкой. Оба кафе работают и сегодня.
Хранили память о герое «Золотого теленка» и в строго закрытом тогда для иностранных туристов городе Самаре, бывшем Куйбышеве. Возведенный в середине 70-х монумент Славы над волжским откосом (на высоченной колонне - отдаленно похожее на человека существо, державшее над головой нечто похожее на птицу) тут же был окрещен «Паниковским с гусем».
Первый же официальный, то есть включенный во все обзорные экскурсии ильфо-петровский «мемориал» появился в 1992 в Киеве. На углу Крещатика и Прорезной была открыта небольшая мемориальная доска, сообщавшая любопытным, что именно на этом месте когда-то зарабатывал не шибко праведными трудами Михаил Самуэльевич Паниковский – человек без паспорта. Правда, сегодня о тех временах на углу двух знаменитых киевских улиц не напоминает ничего…
Три года спустя, уже на берегах Невы некий страстный поклонник творчества Ильфа и Петрова основал на Итальянской улице Музей Остапа Бендера. Вскоре там же открылся ресторан «Золотой Остап». До вполне реальных памятников оставалось, что называется, полшага. И полшага эти впервые сделали снова в Киеве: мемориальная доска превратилась в памятник Паниковскому (авторы – В. Щур и В. Сивко), один из самых популярных в сегодняшнем Киеве. Тросточка, шляпа, темные очки, ложка на цепочке в кармашке – вылитый Зиновий Гердт в фильме Михаила Швейцера.
Все последующие памятники героям Ильфа и Петрова также выдержаны в духе кинематографической тенденции и «исполнены» с известных актеров, снимавшихся в экранизациях: Сергея Юрского, Арчила Гомиашвили, Сергея Филиппова, Леонида Куравлева, Михаила Пуговкина. Бронзовый Паниковский-Гердт не просто открыл собою множащийся и ныне ряд «ильфо-петровских» монументов. Шесть лет спустя в родном городе Гердта Себеже в Псковской области появился памятник уже не герою, а самому артисту.
А потом настал черед и великого комбинатора. Историки установили: Остап Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей родился 25 июля 1900 года. И в день своего столетия встал бронзовый сын турецко-подданного, изваянный Альбертом Чаркиным, на углу петербургских площади Искусств и Итальянской улицы. И вовсе не затерялся в огромном потоке больших и маленьких памятников Северной столицы.

Больше Остапов – хороших и разных
С тех пор памятники великому комбинатору стали открываться на просторах бывшего СССР едва ли не каждый год. Калмыцкая столица Элиста, принимавшая шахматную Олимпиаду, переплюнула всех: роскошный квартал, где жили ее участники, стал известен под именем Нью-Васюков, главная его магистраль получила имя великого комбинатора, а сам он, с шахматной доской под мышкой (а как же иначе?) встал у ее начала.
Несколько лет назад бронзовый Остап появился в историческом центре Краснодара (скульптор – А. Фарисеев). Остап опирается на 350-литровый жбан с пивом – деньги на бочку! Aaа, Остап в Краснодаре не бывал. Ну и что? А вот некоторые города, имеющие самое прямое отношение к героям Ильфа и Петрова (самый яркий пример – входящий в Золотое кольцо России Юрьев-Польский, где снимались многие сцены «Золотого теленка»), предпочитают о них не вспоминать…
Заметим и такую деталь: почти у всех памятников Остапу Бендеру (как и другим героям Ильфа и Петрова) нет пьедесталов. Они – не вожди, вышли из народа и страшно близки к нему…
Последний по времени памятник Остапу - при нем и «отец русской демократии», и «золотая» гиря - работы скульптора Козерацкого появился в ноябре прошлого года близ Винницы. Там же, в Винницкой области, стоит самый эффектный памятник Остапу (скульптор – Н. Крыжановский). Находится он перед входом в здание вокзала узловой станции Жмеринка - сам вокзал стиля модерн, кстати, является архитектурным памятником мирового значения.
Отчего Жмеринка? Оказывается, здесь жил в 20-е годы некий Борис Григоришин, следователь особого отдела, имевший прозвище Бандер и бывший, по преданию, одним из прототипов Остапа. «Притянуто за уши»? Не без этого. Но маркетинговый расчет безупречен - место для памятника избрано великолепное и подойти к нему может любой из проезжающих пассажиров: даже самые солидные из поездов стоят в Жмеринке не меньше 20 минут.

Мы – дети лейтенанта Шмидта
Вышел на туристический рынок благодаря героям «Золотого теленка» и город Бердянск, что на Азовском море. Там стоит памятник Остапу и Шуре Балаганову, сделавшийся едва ли не главным объектом показа: два «сына лейтенанта Шмидта» восседают на стульях и потягивают пивко. А рядом – третий стул. Пустой. Для Паниковского? Может быть. Но сесть на стул, на котором значится, что пиво отпускается только членам профсоюза, может каждый. И почувствовать себя героем Ильфа и Петрова.
Вдобавок «герой революции» лейтенант Петр Шмидт родился именно в Бердянске, где служил его отец. И, как доказали последние архивные находки, был казнокрадом. Так что соседство с Остапом Бендером и Шурой Балагановым вполне символично. Балаганову, кстати, собираются ставить памятник в другом приморском городе – Мариуполе. («Когда же ты приехал из Мариуполя, где ты жил у нашей бабушки?»)
Больше всего памятников героям Ильфа и Петрова в бывшей украинской столице ( 1919–1934 гг.) – Харькове. В августе 2001 года не перроне городского вокзала появился памятник отцу Федору. Если совсем точно – отцу Федору, сыгранному Михаилом Пуговкиным. На пьедестале – надпись, цитата из собственного письма героя: «Харьков – город шумный, центр Украинской республики. После провинции кажется, будто за границу попал».
«Поселившийся» на вокзале отец Федор был только первой ласточкой. Недавно открыт памятник Остапу Бендеру работы скульптора Гурбанова (автор не скрывал, что ставил памятник именно Сергею Юрскому в роли великого комбинатора). А где двое – там и третий: совсем недавно к Остапу и отцу Федору присоединился Киса Воробьянинов. Так что Харьков остается на сегодняшний день единственным городом в СНГ, где имеется три памятника героям Ильфа и Петрова. Что же остальные?

Авторов!
Остальные – завидуют. Грезит о памятнике Кисе и Остапу Пятигорск: где же ему стоять, как не у Провала? Вход в него, кстати, недавно стал платным - вот уж воистину заветам Бендера верны! Вполне уместна была бы маленькая памятная доска на стене знаменитой водолечебницы в Ессентуках. Именно возле нее побирался «бывший депутат Государственной Думы» Ипполит Матвеевич Воробьянинов в исполнении Сергея Филиппова. Есть проект памятника Адаму Козлевичу в Крыму.
А Одесса? Как ни странно, памятника Остапу Бендеру в Одессе до сих пор нет. Есть мемориальная доска на Екатерининской, 47, которая сообщает, что тут-де жил великий комбинатор. Есть в знаменитом саду монументов Литературного музея маленький памятник «Антилопе Гну» - единственный в мире памятник автомобилю марки «лорен-дитрих». Есть, наконец, на Дерибасовской открытый 1 апреля (иначе нельзя) 1999 года дочерью Ильи Ильфа памятник двенадцатому стулу. Но как бы ни были популярны и маршруты по «бендеровским» местам, и сами романы Ильфа и Петрова, памятника им нет нигде на территории бывшего СССР. Только в финале «12 стульев» Леонида Гайдая…

Георгий ОСИПОВ 

Поиск материалов
 
Издания
Проекты
Онлайн
© 1998 — 2017 «Турбизнес»
Контактная информация
Реклама на сайте
Письмо редактору сайта
(495) 723-72-72